Литература

Проект «А+А»: Вера Ермолаева «Собачки»

Проект «А+А» — совместная работа издательства Ad Marginem и студии ABCdesign при участии Галеев-галереи. Публикуем послесловие галериста и коллекционера Ильдара Галеева из книги Веры Ермолаевой «Собачки».

Собака
Направо нарисована собака.

Это собака моего дяди. Сегодня утром я привёл её на собачью выставку.

— Как зовут вашу собаку? — спросил меня охотник, который записывал всех собак в большую книгу.

Я хотел ответить и не ответил. Я забыл как её зовут. Собака была новая — дядя купил её только вчера.

— Я забыл, — сказал я охотнику.

— Да это всё равно. Назовите её сами как-нибудь.
Направо нарисована собака. Это собака моего дяди.

Сегодня утром я привёл её на собачью выставку.

— Как зовут вашу собаку? — спросил меня охотник, который записывал всех собак в большую книгу.

Я хотел ответить и не ответил. Я забыл как её зовут. Собака была новая — дядя купил её только вчера.

— Я забыл, — сказал я охотнику. — Да это всё равно. Назовите её сами как-нибудь.

Проект «А+А»: Вера Ермолаева — «Собачки»

«Собачки»

Вера Ермолаева

Перед нами книжка, полностью придуманная и проиллюстрированная Верой Ермолаевой (1893−1937), одной из интереснейших фигур русского авангарда.

В развитии многих авангардных идей роль Ермолаевой ныне представляется значительной, хотя на протяжении десятилетий (с 1930-х и до 1980-х) имя художницы было под запретом. Вера Михайловна подверглась репрессиям, трагический финал которых оборвал ее жизненный и творческий путь в роковом 1937-м.

Ей, дворянке по происхождению, было непросто соглашаться со многими проявлениями большевистского порядка. В то же время она никогда открыто не противостояла режиму, более того, в первые революционные годы Ермолаева активно участвовала в установлении нового искусства в Витебске и Петрограде, а там творческие интенции возникали параллельно утверждению коммунистической идеологии и морали.

Работа в Витебске (1919−1922) для нее ознаменовалась сближениемс двумя выдающимися личностями: Марком Шагалом и Казимиром Малевичем. Это двойное влияние взаимоисключающих направлений, двух несходящихся векторов в искусстве, заметно и по ее собственному творчеству. Иронический, отрешенный взгляд первого, его земные местечковые радости всегда сталкивались с предельной серьезностью заклинаний, выходом в супрематический космос второго. В этом, пожалуй, кроется уникальная дуалистичность художественной породы Ермолаевой — поведать о простом сложно и о сложном просто.
Оформлением детских книжек она стала заниматься примерно тогда же, когда входила во все революционные комиссии новой власти: Наркомпрос, отдел ИЗО, секции искусств отдела, читала лекции о кубизме и других новейших течениях европейской живописи, публиковала тексты в «Искусстве коммуны» — главном печатном рупоре петроградских радикалов. Одним из первых опытов издания книг для детей в Петрограде стала артель художников и писателей «Сегодня», которую Вера Михайловна организовала в 1918 году. Артель маленькими тиражами (не более ста пятидесяти экземпляров) выпускала лубки и книги-картинки. Иллюстрации в книгах делались при помощи гравюр на линолеуме, которые в некоторых случаях потом раскрашивались вручную. Эти тоненькие, кустарные, рукодельные книжечки были одновременно и книгами-ипровизациями, сродни творческим поискам футуристов, ведь разные экземпляры одной и той же книги можно было раскрашивать по-разному. Текст в некоторых книгах не был наборным, а тоже вырезался на линолеуме. Работали в артели такие известные впоследствии художники, как Натан Альтман, Юрий Анненков, Николай Лапшин. Сама Ермолаева оформила три книги артели: «Мышата» и «Петух» Натана Венгрова и «Пионеры» Уолта Уитмена.
Опыт Ермолаевой в прокладывании новых путей в искусстве тогда был общепризнан. Она выступала не только художником-практиком, но и авторитетным теоретиком. Руководила лабораторией цвета в знаменитом малевичевском ГИНХУКе, дружила с молодыми повесами — обэриутами, всячески им помогала (в том числе и материально), поддерживала их творчески (оформляла книги, проектировала афиши). В сотрудничестве с Хармсом, Введенским и Заболоцким Ермолаева приобщалась к диковинному миру, придуманному поэтами, предлагая визуальные характеристики их героям, иллюстрируя их стихи. Так зарождались ее собственные идеи, касающиеся не только «внешности» книги, но и концептуальных форм подачи книжного рассказа-показа.
Примером такого подхода в полной мере служит ее авторская книжка «Собачки», выпущенная детской редакцией Госиздата, знаменитым Детгизом, в 1929 году и имевшая успех не только у детской, но и у «продвинутой» взрослой читательской аудитории. «Собачки» устроены довольно просто: в самом начале общим текстовым блоком рассказывается о выставке, на которой мальчик пытается зафиксировать в своих рисунках на листах блокнота понравившихся ему домашних питомцев. Но забавных собак на этой выставке так много, что он, сперва зарисовывая их по одной на каждом листе, затем сталкивается с проблемой нехватки бумаги. И ему поневоле приходится умещать на одной страничке блокнота не одну, а несколько собачек. Для совсем юного читателя, таким образом, ставится задача, не лишенная педагогического смысла, — выступить не только разглядывателем, но и «считателем». Та степень легкого озорства, веселости и беспечности, которые сопровождают путешествие читателя по «собачей» галерее, казалось бы, не предвещает никакой тревоги. А нежность к четвероногим друзьям и виртуозность исполнения рисунков говорят о беззаботной, вполне счастливой жизни ее автора. На самом деле, все закончилось трагически. Через некоторое время Вера Михайловна, проведя несколько лет в ГУЛАГе, будет расстреляна как враг народа. Все ее работы в живописи, графике и книжном дизайне были преданы забвению, а оформленные ею книжки так никогда и не переиздавались.
Послесловие. И. Галеев.