Тарас Машталир: «Академическое образование ограничивает в инновации, но если пренебрегать историей, вы непременно повторитесь»

Тарас Машталир о вопросах терминологии в современном искусстве, искренности, звуковой экологии, деструктивных целях, работах «Пифия» и «Стелла».
Текст: Алексей Бескакотов
Таня Ахметгалиева
Тарас Машталир
Тарас Машталир — медиахудожник, композитор и продюсер, живет в Нью-Йорке, идеолог проекта SONICOLOGY (Экология Звука).

Его интерактивные мультимедийные инсталляции экспонировались на многочисленных международных площадках и были участниками таких фестивалей, как: LUMEN EX, ISEA, ZEBRA, Brooklyn International Film Festival, FIFI, Moscow Book Festival, ELO, E-Poetry, Interrupt II, Oslo poesifilm, Liberated Words, Tarp и другие.

В своих работах, используя новейшие методики и различные электронные и компьютерные системы, Машталир стремится сформировать гармоничную звуковую эстетику, вовлекающую зрителя во взаимодействие.
Почему художник стоит рангом ниже чем медиахудожник, какие отличительные особенности у него и насколько быть им почетнее?
Это лишь терминология, вопрос предпочтения инструментария в созидательных процессах, технологии.

Передовое современное искусство выходит за границы привычного художественного пространства. Традиционные формы продолжают существовать и радовать зрителей, но зачастую проигрывают в конкурентной борьбе за внимание публики, привыкшей, за последние десятилетия, к более плотному информационному потоку. Наступает эпоха сайнс-арта.

SCIENCE ART — это область современного искусства на стыке художественного и научного, творческого и технологического. Произведения «научного искусства» имеют под собой серьезную исследовательскую базу, опираясь на достижения учёных, но также обращаются к эмоциям, позволяя не только осмыслить, но и прочувствовать науку. Можно сказать, что это художественный способ презентации научных данных и изобретений, которые приобретают эстетическую ценность и помогают освоить сегодняшнюю реальность во всей её полноте.

Только на первый взгляд может показаться что современное искусство и наука — это две противоположные области, но если разобраться — искусство, как и наука всегда изучали одно и то же, а именно окружающий мир и природу человека. История взаимосвязи науки и искусства начинается с древнейших времен. Всегда научные открытия, так или иначе, сказывались на художественных преобразованиях, будь то изобретение новых красителей, видеосъемки и фотографии или открытие теории относительности, повлиявшей на возникновение авангардного искусства начала ХХ века.

Определение science art не только как высоко-технологичное искусство, но также и как иследовательские художественные практики. Технология — это только язык и средство, прежде всего важна идея, содержание.
Легко ли удерживать психологический баланс между работой «для души» и работой над заведомо рекламными проектами?
Искренность в процессе работы над любым проектом является важным критерием — работая «для души», неизбежно становишься мастером.
Тарас Машталир
Тарас Машталир
Сегодня исследователь звука должен отказаться от всех наработок прошлого, не вникать и не изучать старину, чтобы создавать нечто новое, или кропотливо изучать наследие для переупаковки знаний под потребности рынка?
Есть мнение, что академическое образование ограничивает в инновации, но если пренебрегать историей, вы непременно повторитесь.
Наконец-то смогли ли мы уйти от постмодернизма и вступить в эру метамодерна? И что для Вас каждое из этих понятий в себе несет?
Если речь о смене парадигм, то все ещё впереди.
Нью-Йорк по-прежнему остается Меккой для творческих личностей или финансисты начали вытеснять всё нестандартное? Куда податься молодому художнику, где его ждут?
Нью-Йорк давно стал финансовой столицей, с конца 90-х начался исход творческих сил, а сердцем города овладел Дисней.

Молодой художник должен в первую очередь развивать свою интуицию, у каждого свой индивидуальный путь.
Тарас Машталир
Тарас Машталир
Насколько велика роль образования и влияет ли определенная школа на формирование художника? Насколько значимо деление на столицу и периферию? Возможно ли, что достаточно «школы жизни» без диплома, чтобы творить?
Несомненно, среда и образование имеют влияние на становление личности.

Однако современная информационная инфраструктура размывает границы между мегаполисом и провинцией, и зачастую именно из периферии выходят многие таланты.
Тарас Машталир
Тарас Машталир
Ваши работы задействуют визуальные и аудиальные каналы связи человека с окружающей его средой, а какова их конечная цель, миссия?
Моя творческая деятельность имеет широкий спектр, но все работы так или иначе призваны повысить уровень осознанности и привести к внутреннему равновесию, посредством гармонии.

То что благозвучие консонантных интервалов сочетается с простотой и изяществом математического выражения, было для древних знаком божественного порядка, пронизывающего и определяющего Вселенную. Для высокого античного мироощущения вселенная была Числом и Гаммой. (Aristotle, Metaphysics)

В консонантах находим мы это прекрасное единство благозвучия, простоты пропорций, выраженных малыми числами, и общности сильных обертонов.

Собственно предмет моего исследования — звуковая экология, то есть влияние звука, как вибрации, на наше сознание и организм в целом.

В прошлом году создана инновационная международная инициатива по формированию гармоничной звуковой эстетики в городских пространствах благодаря использованию новейших технологий — SONICOLOGY, и прошла серия мероприятий в ЦВЗ Манеже, где дебютировали звуковые скульптуры, разработанные совместно с Петербургскими художниками, дизайнерами и архитекторами.

Были также привлечены такие партнеры как BOSE, мировой лидер по озвучиванию помещений любой сложности, знаменитая своими высокоэффективными технологическими решениями.
Существует ли борьба за технологии между творческим началом и военным аппаратом? Если да, то на чьей Вы стороне и как помогаете тому или иному?
Это очень древняя игра — многие технологии вышли из военного промышленного сектора, преследуя деструктивные цели.

Моя цель придать технологиям созидательный вектор, это подробно сформулировано в манифесте одного из моих проектов Machine Libertine.

Например, интерактивное программное обеспечение SONIC SCULPTURE разработано на основе Open CV (open computer vision), так называемое МАШИННОЕ ЗРЕНИЕ — технология для обнаружения, отслеживания и классификацию объектов. Эти технологии в первую очередь использовались спец службами. В моем случае, технологии сенсоров/датчиков изображения связаны с обработкой видеоданных в реальном времени для управления звуком и светом.
Какие работы будут представлены на inmediafest? Пожалуйста, расскажите о них подробнее: как создавались, какую ценность несут в себе, не пугает ли, что зритель порою воспринимает не так, как задумал автор?
Последнии мои работы связаны с интерактивной технологией, продолжая наследие русского авангарда и конструктивизма, тех кто верили что искусство должно быть функционально, что именно аудитория вдохнет жизнь в экспозиции, и в взаимодействии раскроется смысл произведений.

ПИФИЯ

Наконец в Петербурге заговорит Пифия, цифровой оракул, черпающий свой дар откровений из коллективного бессознательного мировой сети и лингвистического глитча.
Работа над Пифией продолжалась несколько лет, между Нью-Йорком и Петербургом, совместно с молодым художником Львом Пановым.

Пифия дебютировала летом 2015 года в галерее 3,14 в городе Берген, Норвегия во время конференции Электронной Литературы, и позже того же года была представлена в центре современного искусства МАРС Центр в Москве.

Интерактивность Пифии нетривиальна, а именно посредством речи, что естественно для аудитории.

Принцип работы состоит в анализе вашей речи и создания базы данных на основе вашего вокабуляра в реальном времени, из которой формируется ответы на ваши вопросы.

Пифия это своего рода квантовый эксперимент, в основе которого принцип неопределенности.

В романе «Дюна» Фрэнка Герберта: «Предвидение, словно луч света, за пределами которого ничего не увидишь, он определяет точную меру… и, возможно, ошибку». Оказывается, и в его провидческих способностях крылось нечто вроде принципа неопределенности Гейзенберга: чтобы увидеть, нужно затратить энергию, а истратив энергию, изменишь увиденное.

Ниже несколько комментариев посетителей после общения с Пифией в Центре МАРС в Москве.
Встреча с пророчеством это всегда испытание, возможность проявить ответ скрытый от глаз стенами обыденности. Попадая в цифровой тоннель летящих частиц пропадает чувство тела, переходит в состояние фильтра, на мембране которого замирают слова. Внимательный, получит внимательный ответ. Скажи слово, постучи и откроют.
Денис Патракеев
Один и тот же текст с одной и другой стороны — как прошлое и будущее одного и того же человека — между ними настоящее — голос вопрошающего.

Модель мира или узловая точка храма — в языке отражаются и мысли и общества. Пифия даёт возможность посмотреться в мир.
Наталья Федорова
Когда до меня дошло что нужно делать, мои единственным словом было «х**». Я люблю это слово, оно емкое, хлесткое, скабрезное и раскатисто звучит. Так уж получилось, что когда нужно проверить эхо, это первое слово которое мне приходит на ум. И похоже не мне одному, так буквы предусмотрительно были заменены на другие символы. Но потом приходили и они говорили какие то очень светлые слова. И становилось понятно, что у них все хорошо и что не смотря не на что мы живем в самом прекрасном мире. И меня просто поразило какой потенциал может нести в себе база этих слов, с антропологической точки зрения. Это же просто встреча лицом к лицу с коллективным бессознательным. Это как тест Роршаха, только гораздо круче, ведь кляксу у себя в голове человек вызывает сам и сам же дает ей имя.
Андрей Инкин
Пифия с самого начала заставила погрузиться в историю, обновить знания древних греческих мифов и легенд, что безусловно победа (ведь есть шанс, что люди, никогда не слышавшие про ПИФИЮ (матрица не в счет) — познакомятся наконец, а это значит общий уровень интеллекта нации добавит балл) А уже после… Во время сеанса эта черная комната, совершенное фантастический голос, настоящий оракул. Идеальный собеседник для интроверта — можно бесконечно обсуждать важное, делиться сокровенным и просто наслаждаться стихотворными то ямбом, то хореем, фантазируя, что скоро все обязательно сбудется.

И кстати, для экстраверта безусловно тоже рай — часами болтать глупости и громко смеяться — радуясь находчивости оракула…
Фиона Гикрамина

СТЕЛЛА

Совсем недавно в Университете ИТМО открылся Кластер Art&Science. Этот нетипичный кластер представляет собой особую наукотворческую, инновационную среду, которая возникает благодаря взаимодействию между специалистами из разных областей — науки и образования, культуры и искусства, инженерии и бизнеса. Благодаря этому взаимодействию станет возможно создавать и прогнозировать будущее технологий для гуманизации среды.

Очевидно что мой опыт работы в Медиа Лаборатории Массачусетского Университета стал очень полезен на первых стадиях развития.

Результатом такого сотрудничества стала звуковая скульптура Стелла, разработанная в рамках Арт Резиденции на базе Института Art & Science Университета ИТМО, совместно с дизайнерами и архитекторами Петербурга (Павел Панкратов, Владимир Антощенко).

Символично, что именно в северной столице удалось реализовать концепцию звуковой скульптуры, над которой работаю уже 7 лет, начав исследование в MIT Media Lab.

Стелла чутко реагирует на малейшее движение аудитории, создавая гармоничный звуковой ряд и цветовую палитру, так называемы аудио визуальный портрет.

Она скорее напоминает нам о древних восточных практиках, как тай чи и ушу, при этом является самодостаточным музыкальным инструментом.

Система сенсоров в реальном времени производит анализ пространства в пределах артефакта, эти данные в реальном времени организуются по Пифагорейским принципам и генерируют гармоническую конструкцию/палитру в виде секвенции звукового тона и его цветового эквивалента по шкале электромагнитной волны, стимулируя синестетические ощущения у аудитории, что определяет её целительные возможности.
Преимущества использования результатов взаимодействия науки и искусства бесспорны, как и открываемые им перспективы, тем не менее, это только «видимая», практическая сторона Art&Science. Содержательный аспект интеграции этих двух важнейших сфер человеческой деятельности непосредственно связан с общечеловеческим кризисом, который происходит на современном этапе. Он проявляется в различных формах отчуждения человека (от культуры, истории, социальных отношений, гражданской позиции, другого человека, наконец, от самого себя), в неспособности осваивать и усваивать колоссальный объем информации, с которой ежедневно сталкивается большинство из нас, в технократизации окружающей среды, в бегстве от реальности и погружении в виртуальные миры. В этой ситуации для многих представителей научного и художественного сообществ становится очевидной необходимость интеграции знаний, опыта, методов искусства и науки ради открытия новых способов взаимодействия человека с технологиями, с реальностью, с самим собой.
Материал подготовлен при поддержке фестиваля медиаискусства MEDIA IN
Поделиться
Отправить
Класснуть
Вотсапнуть
Поделиться
Отправить
Класснуть
Вотсапнуть
Поделиться
Отправить
Класснуть
Вотсапнуть