Такахиро Кидо

«Россия оказалась намного больше, чем я думал». Такахиро Кидо о поезде «Нижний Новгород — Москва», о Клоде Дебюсси и о музыке, для которой «нет границ и преград».
Фото: Оля Хумпа
Текст: Павел Тигай, Ирина Фурман
Такахиро Кидо
Вы очень многогранная личность. Расскажите о ваших музыкальных проектах. Как вообще удается успевать столь многое? Вы дизайнер, владелец лейбла, автор музыки к доброй сотне фильмов и рекламных роликов, отец-основатель и вдохновитель ряда проектов — от неоклассики до пост-рока.

Большое спасибо за то, что дали мне такую возможность. Сначала расскажу о начале моей музыкальной жизни. Мне было нечего делать после окончания средней школы в Осаке — моем родном городе, и несколько лет я путешествовал в одиночку, успев обзавестись старой акустической гитарой (мой первый инструмент), с чего все и началось. Вскоре меня заинтересовал процесс написания музыки, и я переехал в Токио, чтобы как-то это осуществить. Тогда же появились Anoice — кинематографичная музыкальная группа.

Anoice дебютировали в 2006, но вскоре я зашел в творческий тупик, так как не мог решить, какую музыку должна исполнять группа. Мы начали разные проекты: Takahiro, Yuki Murata, RiLF, Films, Mokyow и Cru, чтобы искать разные пути написания музыки, хотя участники были те же самые, что и в Anoice.
Takahiro Kido — мой сольный проект, Yuki Murata — сольный проект пианиста Anoice. RiLF — пост-рок-группа, сформированная Anoice и Calu, вокалистки Matryoshka. Films исполняют дарк-классик, здесь только две вокалистки. И, наконец, Cru — неоклассика, группа, сформированная мной и Юки.

Насчет моего музыкального лейбла Ricco Label: можно отметить, что после релиза первого альбома Anoice на Important Records в Бостоне владелец студии представил нас MONO. Они научили меня управлять музыкальным лейблом и группой, распространять свою музыку, и в 2008 я основал Ricco Label. Также я разрабатывал дизайн для релизов лейбла. Я успел поработать дизайнером веб-сайтов и рекламы перед тем, как открыть Ricco Label, так что это привычно для меня — точно так же, как заниматься сведением и мастерингом.
Сочинение музыки для фильмов и рекламных роликов — одно из самых важных занятий для меня как для композитора. Это хороший способ для развития, чтобы создавать разную музыку и распространять ее по всему миру.
Насколько по-разному вы подходите к написанию музыки для сторонних проектов?

Что касается моих проектов, то я обычно не думаю о том, какую именно музыку я должен исполнить. Я или Юки пишем ноты, а потом — в зависимости от проекта — решаем, как это лучше исполнить. Музыку для фильмов или рекламы мы обсуждаем вместе с клиентом. Я думаю, что почти вся необходимая информация находится в картинке, а мы просто добавляем ей чувств.
Вы уже не первый раз в России, даже делали гастрольный тур по городам: расскажите о своих впечатлениях.

Россия оказалась намного больше, чем я думал. В лесистой местности было так красиво! Сделал много фотографий из поезда «Нижний Новгород — Москва» и использовал их как обложку для первого альбома «Songtag Shogun» — эмбиент-трио пианистов из Нью-Йорка.

Какое, по-вашему, место сейчас занимает неоклассика в мире? Какова ее аудитория? Я не совсем в курсе происходящего на музыкальной сцене, но, судя по площадкам типа BandCamp или Spotify, очень много людей слушает нас в Лондоне, Торонто, Чикаго и Нью-Йорке.
Как отличаются ваши слушатели в разных странах?

Нет большой разницы между странами, но возрастная аудитория на наших концертах значительно шире по сравнению с Японией. В Ханое зрителям было лет по 70!

Согласны ли вы с тем, что музыка — это универсальный язык, с помощью которого могут говорить все на планете вне зависимости от культуры и речевого языка?

Да. Я думаю, что для музыки нет границ и преград. Кроме того,
голос для меня — один из инструментов создания музыки, но я понимаю, что он имеет невероятную силу. Голос — лучший способ выразить какие-либо чувства.

Например, вокалистка наших кинопроектов поет на ее собственном языке — но это для выбора оптимальной мелодии к музыке, чтобы сохранить силу голоса. Когда же нет голоса, я предпочитаю выбирать альт или скрипку для мелодии.
Я думаю, что для музыки нет границ и преград.
Что из современной музыки в будущем станет классикой — как, например, Чайковский или Шопен?

Например, некоторые Японские композиторы типа Рюити Сакамото и Джо (вероятно, имеется ввиду Хисаиси Джо — прим. ред.).

Кого из классических композиторов вы бы могли назвать своим кумиром?

Клода Дебюсси. Он смог сделать то, чего не могли другие композиторы.

Голос — один из инструментов создания музыки, но я понимаю, что он имеет невероятную силу. Голос — лучший способ выразить какие-либо чувства.