Stone Scissors Paper

Юрий Баланов известен как басист рэп-кор группы 7000$. Но талантливым людям тесно в устоявшихся рамках и концепциях и они ищут новые выходы творческим амбициям. То же случилось и с Юрием. Мы поговорили с музыкантом о его сайд-проекте Stone Scissors Paper.
Фото: Андрей Шуршев
Текст: Марина Кузнецова
Stone Scissors Paper
Расскажи об идее возникновения вашего проекта «Stone Scissors Paper».
Помимо того, что я играю в рэп-металлической группе (7000 $), я еще диджею в ночных клубах. В одном из клубов мы познакомились с Александром и решили попробовать создать что-то вместе — так зародилась идея проекта. В декабре взяли барабанщика и теперь играем втроем. Сейчас работаем над новым EP, быть может, это будет даже полноценный альбом. Мы еще не определились.
То есть все получилось спонтанно?
Да. Иногда сочинял материал дома, он скапливался и никуда не уходил. А теперь просто пришло время, появились знания и умения, а самое главное — есть огромное желание играть электронную музыку вживую.
Почему проект называется «Stone Scissors Paper»?
Забавляет философия этой незатейливой детской игры. То, как дети разыгрывают судьбу с помощью этой считалки похоже на то, как раз за разом одна музыкальная идея побеждает другую по воле случая, настроения, спонтанного выбора автора — так шаг за шагом и рождается музыка.
Stone Scissors Paper
Stone Scissors Paper
Как давно вы занимаетесь этим проектом?
Началось все в 2013 году. Тогда мы с Александром встречались раз в две недели и что-то писали. Могли несколько месяцев не видеться, у каждого были свои дела. Но в какой-то момент мы всерьез решили что-то выпустить и посмотреть, что из этого получится, стоит ли вообще этим проектом заниматься. Три года мы обменивались музыкальными идеями. В какой-то момент я даже остался один; но Саша пережил творческий кризис и, как видите, мы продолжаем заниматься проектом дальше.
Три года для поиска звука — большой срок. Наверное, накопилось немало наработок и черновиков для полноценного альбома?
Много и черновиков, и почти законченных треков — их сейчас дорабатываем. Свободного времени мало из-за занятости основным проектом — «баксами». Постоянно репетируем, пишемся, гастролируем. Поэтому работаю над Stone Scissors Paper не слишком регулярно. Первый EP — прощупывание формы и звука, притирка участников. Хочется узнать, есть ли у проекта аудитория, стоит ли продолжать дальше. Сейчас работаем над вторым EP. Мы молодой коллектив и нам лучше существовать по модели «чем чаще события, тем лучше». Затем можно подумать и об альбоме. Интересно было бы попробовать поиграть этот материал вживую, в расширенном составе, но пока это только мечты. Параллельно я продюсирую альбом своего коллеги Александра. Слежу за тем, «что не катит», над чем еще надо поработать. Подбадриваю его. Собираюсь вести переговоры с рекорд-лейблами, в этом деле у меня есть небольшой опыт.
Что нужно, чтобы оживить проект на сцене?
Как минимум — живой барабанщик. И оставив электронный скелет композиции, большую часть партий сыграть на инструментах вживую. Отдельная и трудоемкая работа, на которую мы решились, когда познакомились с нашим барабанщиком Романом. Разучивая первые треки мы пытались повторить партии, которые мы придумали заранее, но поиграв вместе, мы стали больше импровизировать, и треки обрели другие краски. Сейчас новые композиции мы сначала играем вживую и только потом идем в студию и пишем их начисто.
Stone Scissors Paper
Stone Scissors Paper
Расскажи о процессе работы на примере одного трека.
Первый трек «DoinIt» родился из темы на бас-гитаре, которую я сочинил лет семь назад, и она как незавершенный гештальт не давала мне покоя. Я показал ее Саше, и мы взяли ее в работу. Потом я подобрал ритм, нашел клавишный сэмпл. Саша сыграл партии гитары и синтезатора. Затем почистили аранжировку — убрали лишние звуки, «конфликты» партий. И тут подвернулся Ями…
Как раз хотел спросить о вокале.
Меня с Ями (Yami Mzumara), парнем из ЮАР, выпускником нашего Университета, познакомили в цирюльне, он там подрабатывал, но о его талантах я даже не догадывался. Через вторые руки ему предложили попробовать под наше дэмо зарифмовать несколько строк. Он сделал запись на телефон, а потом мы набело переписали его вокал в студии. К сожалению, летом Ями закончил обучение и уехал к себе на родину, но, возможно, мы еще поработаем с ним, правда, удаленно. А что касается финальной точки, то собираемся и говорим сами себе: «Хватит заморачиваться, пора сводить и выпускать».
Для тебя это второй проект, а для Александра и Ромы— основная музыкальная деятельность? Не возникает конфликтов из-за этого?
Нет, Саша пишет параллельно свою музыку, а Рома играет еще в нескольких коллективах и преподает барабаны. Несмотря на собственные дела мы стараемся как можно чаще встречаться на репетиционной базе.
Stone Scissors Paper
Stone Scissors Paper
Что вас вдохновляет?
Как и всех творческих людей: фильмы, музыка, путешествия, книги. Вдохновляемся совместными джемами: рождаются какие-то зарисовки, которые документируются на видео. Потом выбираем классные моменты, развиваем, записываем, удаляем, снова записываем — и так до бесконечности. Надо уметь вовремя остановиться.
Как ты думаешь, каково состояние музыкальной индустрии в стране сегодня?
Сейчас появилось очень много разных независимых групп. Благодаря интернету каждый может себя показать. К сожалению, не у всех есть слушатель.
Для многих молодых группы собрать слушателей на концерт — это большая проблема. Люди больше ходят на известных раскрученных музыкантов, чаще из-за заграницы. Почему, по-твоему, так происходит?
Просто в 2000-х к нам никого не возили и все ходили на концерты местных групп. Сейчас, в связи с повышением курса доллара, думаю, к нам опять будут везти меньше зарубежных музыкантов. К тому же информация доступна, выбор большой — все это влияет.
Stone Scissors Paper
Stone Scissors Paper
С какими еще трудностями сегодня приходится столкнуться нераскрученному музыканту?
Тяжело найти слушателя, контакты с организаторами, с прессой. С одной стороны, это даже интересно. Я изначально, когда отсылал наши записи «Stone Scissors Paper», не писал, что я из известной российской группы. Интересно было посмотреть, что из этого получится. Некоторые иностранные лейблы прямо мне отвечали, что они работают только с известными музыкантами.
Как ты считаешь, присутствует ли сейчас ощущение новой музыкальной революции в мире или все-таки мы переживаем период застоя?
Не думаю, что это можно назвать застоем. В мире происходит постоянная реанимация прошлых стилей в новых формах. За границей, кажется, каждый второй музыкант, а разных стилей и подстилей — невообразимое множество.
А в России?
В России, вовремя зацепившись за какую-нибудь новинку, через несколько лет при должных усилиях можно оказаться в тренде. До нас все еще медленно доходит.
медиапортал HITCH.SPACE
mail@hitch.space