Интересно, как долго еще до нас будут доноситься отзвуки, отголоски, эхо Blackstar (★) Боуи. В том смысле, что ушедший из жизни вот уже почти три года назад британец своим последним альбомом сообщил участвовавшим в записи пластинки музыкантам некоторую дополнительную энергию или, если хотите, некий заряд хайпа, который все длится и длится. Нет, поймите меня правильно, и Донни Маккаслин, и Джеймс Мерфи, и Джейсон Линднер, о котором пойдет речь ниже, и Тим Лефевр, и прочая, и прочая, и прочая — сплошь талантливые, состоятельные и заслуженные люди. Но для широкой аудитории музыканты при поп-звезде — это примерно то же, что филологи и комментаторы при большом писателе. То есть уважения заслуживают, но чтобы их еще и слушать!

Кто-то скажет, что интерес к работам музыкантов, записавших с Боуи Blackstar, сложился как раз за счет контекста: мол, умер великий и за неимением альтернативы всем интересно, что делают его «последователи». Но фишка в том, что Зигги Стардаст и при жизни притягивал к себе самых-самых, собирал на своих альбомах музыкантов столь далеких друг от друга, что представить их рядом на сцене или в соседних строчках в графе credits порой было невозможно.

Чутье Боуи при выборе музыкантов работало безотказно начиная с 1970-х, когда он сработался с Миком Ронсоном. А дальше пошло-поехало: то он выпишет из нью-йоркских подвалов талантливейшего гитариста Эрла Слика, то приедет в Берлин, чтобы писаться с Брайаном Ино, то уведет у Ленни Кравица из-под носа бесподобную басистку Гейл Энн Дорси, то привлечет для работы над The Next Day видного американского композитора, гитариста Дэвида Торна и басиста-виртуоза Тони Левина. Словом, музыканты у Боуи никогда не были статистами. Да, за творчеством многих из них было интересно наблюдать и так, но британец часто давал коллегам дополнительное пространство и ту аудиторию, на которую они при иных обстоятельствах не могли бы рассчитывать (аудиторию большой поп-звезды), а некоторым показывал, что они и их музыка могут большее. Последнее справедливо, например, в отношении саксофониста Донни Маккаслина, который за последние годы набрал фантастическую форму, значительно расширил границы современного джаза и, безусловно, повлиял на его популярность, а теперь и вовсе играет музыку в самых разнообразных стилях.

Now Vs Now — The Buffering Cocoon

Немного иначе, менее помпезно, что ли, но не менее интересно складывается музыкальная судьба клавишника Джейсона Линднера. В сентябре у его трио Now vs Now, в котором помимо Линднера заняты Джастин Тайсон (ударные) и Панагиотис Андреу (бас), на лейбле норвежца Бугге Вессельтофта Jazzland Records вышел альбом The Buffering Cocoon. Это третий альбом проекта вообще и первый их релиз на Jazzland. От предыдущих работ его отличает, прежде всего, эклектичность: тут нашлось место и джазу, и фанку, и соулу, и синтипопу, и дарквейву, и современному R’n’B.

На словах — винегрет, а на деле — невероятно насыщенная, при этом мастерски сведенная и цельно звучащая электронная запись, под которую можно и подумать и потанцевать. Налицо и футуристичность звука, причем этого Линднер добивается отнюдь не компьютерными эффектами, как можно было бы подумать. Соратник Боуи, продюсер Тони Висконти в интервью журналу Rolling Stone рассказывает, что во время записи Blackstar Линднер стал для них в буквальном смысле подарком с небес. Линднер не использовал софт, а подсоединял к синтезатору педали эффектов для электрогитар и так добивался уникального звучания. На The Buffering Cocoon он использует тот же метод.

Apple Music
bandcamp
Spotify