Ролан Барт — Как жить вместе: Романические симуляции некоторых пространств повседневности
Ролан Барт — Как жить вместе: Романические симуляции некоторых пространств повседневности

«Как жить вместе» — первый из трех лекционных курсов, прочитанных Роланом Бартом (1915−1980) в парижском Коллеж де Франс в конце 1970-х годов. В настоящем издании впервые переведены на русский язык посмертно опубликованные авторские конспекты лекций, где Барт, опираясь на данные разных наук (истории, философии, социологии, семиологии, психологии, психоанализа и т. д.), а также на произведения художественной литературы, исследует отношения людей, живущих вместе, возникающие в таких обстоятельствах модели поведения и осмысления мира. Важным, хотя и не единственным источником фактического материала служит история монашества в Западной Европе, на Ближнем Востоке и в Азии.

Данное издание осуществлено в рамках совместной издательской программы Музея современного искусства «Гараж» и ООО «Ад Маргинем Пресс»

СЛУГИ (DOMESTIQUES)

Обратимся к одному классическому разделению: человек живет потребностями и желаниями. В этом случае Жизнь-Вместе — поле желания, а идиорритмия — утонченная (ненаучная, мало или плохо институционализированная) форма этого желания. Чем же в этом случае становятся потребности? Как их удовлетворять? Кто возьмет на себя задачи хозяйственного рода? Деликатная проблема современных «общин»: кому мыть посуду? ➝ Проблема слуг. Отметим: в рабовладельческих цивилизациях отделение потребностей от желаний происходит автоматически. Возьмем хотя бы такое описание античной Жизни-Вместе: сообщество (Oikia (греч.) — дом), «дом», описанный Ксенофонтом в «Экономике»: предельно иерархизированное и функционалистское сообщество. Проблема домашних слуг или их отсутствия появляется только там, где нет рабства. Актуальной и активной (да/нет) она становится в христианском мире.

1. Потребность = желание

Индивиды и сообщества, совмещающие в одном субъекте удовлетворение хозяйственных потребностей и исполнение желания (скажем проще: сублимированную, созерцательную жизнь субъекта, преданного религиозному Télos'у). ➝ Исключается любое прислуживание: субъект-созерцатель сам заботится об удовлетворении своих потребностей, которые он оттого и сводит к минимуму:
1. Анахореты эпохи патристики: восточное монашество (Египет, Палестина, Сирия, Константинополь)*. В основном выходцы из крестьянства: не обремененные культурой или же отвергающие ее (Антоний отказывается от обучения —дабы не загрязниться); антиинтеллектуализм и маргинальность. Каждый анахорет полностью обслуживает себя — весь круг своих потребностей.

— Иногда у них всего лишь юный ученик, famulus (Famulus (лат.) — прислуга, раб.), выполняющий скорее функции посыльного, чем домашнего слуги, избавляющий от необходимости выходить из затвора**. Обмен (сублимация прислуживания) касается духовных благ: мудрость и совершенство «старца» меняются на мелкие услуги «молодого».

— «Робинзон Крузо»: мир рабства. Робинзон: поставщик рабов в Бразилию. Жизнь-Вместе с Пятницей — жизнь с рабом. Признаки ➝ a) Пятница сам кладет ногу Робинзона Крузо себе на голову (словно самая сущность черного — сразу же становиться рабом); b) первое слово, которому Робинзон обучает Пятницу, — это «Господин"*** (Дефо Д. Робинзон Крузо, с. 200−205. — Примеч. пер.); c) Робинзон Крузо обучает Пятницу английскому (для собственных нужд), а Пятница не обучает Робинзона своему языку**** (Дефо Д. Робинзон Крузо, с. 208. — Примеч. пер.); d) Пятница одет почти так же хорошо, как и его хозяин. Однако еще до кораблекрушения Робинзон сам в рабстве у салехского корсара — совершает побег на лодке и завязывает дружбу с мальчиком Ксури. Казалось бы, это famulus: жизненный опыт в обмен на услуги. Однако в конце концов Робинзон продает Ксури (Дефо Д. Робинзон Крузо, с. 49−50. — Примеч. пер.): то есть на самом деле это раб*****.

2. Афон: мы увидели две идиорритмии: одна из них — древняя, «чисто» отшельнического («сурового») типа, а другая — более поздняя — включает в себя социальное расслоение: состоятельные монахи (имеющие доход) держат при себе монахов-прислужников, занятых по хозяйственной части. На заре Афона: идиорритмия без прислуги и даже с формальным запретом на использование слуг. Это надо рассматривать в связи с другой характерной чертой Афона — как правило, довольно невнятно объясняемой: не допускаются животные женского пола; кажется, этот запрет был привнесен на Афон св. Афанасием. По-видимому, отнюдь не ради сексуальной морали*. Этот запрет сопутствует запрету на содержание прислуги: не дает монастырям жить за счет дохода от стад, выращиваемых наемными работниками. (Как только появляются стада, возникает необходимость в рабах и слугах. Пятеро поселенцев из «Таинственного острова» поручают заботу о стаде (о скотном дворе) отверженному преступнику Айртону, найденному ими на другом острове, — его «проступок» («Дети капитана Гранта») и искупление вины перевели его в статус псевдо-раба (В наказание за предательство лорда Гленарвана, занятого поисками капитана Гранта, Айртон был оставлен на двенадцать лет на необитаемом острове. См. Жюль Верн, «Таинственный остров», часть вторая, глава 17)).

2. Потребность ≠ желание

Дабы посвятить себя духовным целям (духовному желанию), община передает задачи удовлетворения потребностей функциональной группе монахов-слуг:
— В киновийных монастырях: послушники; convertiti (Convertiti (лат.) — обращенные): обращенные. Это плата за предстоящее пострижение, взнос, необходимый для принятия в монахи + необразованность, крестьяне, воспроизведение социального расслоения. У картезианцев, как мы видели: братия (нижний Дом) ≠ отцы (идиорритмия как роскошь) (См. 2 марта 1977, Колония анахоретов, картезианцы).

— Буддистские монастыри на Цейлоне (мягкий буддизм): монахи избавлены от бытовых забот благодаря установлению прислужничества*: a) старики, не имеющие ни семьи, ни профессии, решившие дожить свой век, выполняя мелкую бытовую работу = upasaka; b) подростки, оплачивающие тем самым свое обучение; c) прислуга по найму, оплачиваемая мирянами. Здесь выявляется социальная специфика сингальских монастырей: организация общежития калькирует образ жизни мелкой и средней буржуазии.

Очевидно, что эта проблема общежития продолжает собой основные структурные проблемы общества: разделение труда, обмен, классовое разделение, воспроизводство на маргинальном уровне социального микрокосма, с выделением привилегированной, праздной группы. Однако меня прежде всего интересует образование внутренней структуры: хозяева/слуги. Это — структура воспроизводства, имитации, анаморфозы, удвоения: хозяева воспроизводятся в слугах, но как неполноценный, пародийный образ.

Famuli (Famuli (лат.), множ. от famulus — прислужники, рабы), послушники: намеренно огрубленные, неотесанные подобия великих отшельников, настоящих отцов. Convertiti: недавно обращенные: словно силятся подражать тому статусу, которого стремятся достигнуть.

Эту игру пародийного удвоения Золя хорошо описал в «Накипи» — в пространстве сообщества, каким является доходный дом. Две человеческие породы: буржуа-господа (благородные апартаменты на парадной лестнице) ≠ прислуга (служебный вход со двора), к которой примыкает порода адюльтерная: любовницы на содержании. И вот между двумя этими человеческими породами — подражательные репрезентации.

— Прислуга: пародийное воспроизведение господской речи. На заднем дворе (или на кухне) отражается и эксплицируется в низком языке вытесняемый язык господ*.

— Консьержи, господин и госпожа Гурд, подражают респектабельности хозяев**. Господин Гурд, с вытянутым, гладко выбритым лицом дипломата, читает «Монитер» (Газета Le Moniteur во времена Второй империи была верной опорой режима). Его каморка: мини-салон со сверкающими зеркалами, палас в красных цветочках, мебель из палисандра, кровать покрыта гранатовым репсом: охранники изображают себя теми, кого охраняют.

— Кларисса, любовница Дювейрие***: ее интерьер воспроизводит обстановку законной жены. Ультра-респектабельность: есть и пианино — инструмент, выводящий из себя мужа.

Здесь мы лишь слегка приоткрыли эту (огромную) проблематику, главный вопрос которой: эффект зеркала, порождаемый — или подразумеваемый — всяким расслоением. Отсюда: зеркальные эффекты расслоения в социальном поле.