«Белый куб» Выпуск 25 (Ксения Храбрых)

Интервью с режиссером интерактивного фильма «Слово», Ксенией Храбрых, о диалоге со зрителем, интерактивном искусстве и золотых 60-х.

0
1015

В Петербурге сняли интерактивный документальный фильм «Слово», посвященный явлению hate speech или «языку вражды». Это часть трансмедийного проекта Ксении Храбрых, основательницы Мастерской интерактивного искусства, участницы международных фестивалей кино и новых искусств в Глазго, Нью-Йорке, Москве, Киеве и др.

Обычные живые люди в течение шести с половиной минут читают с экрана тексты о том, как другие люди, такие же живые, ненавидят их без какой-либо причины. От слов ненависти до преступлений на ее почве один клик — кнопка «Пробел» переносит к реальным хроникам агрессии, которых немало на просторах рунета. Вы все еще уверены, что словом нельзя убить?

Фильм доступен по ссылке: http://slovo-film.com/

Фильм «Слово»
Фильм «Слово». Первый показ

Опыт формирует общность

— Во время съемок герои фильма «Слово» переживали сложные эмоции, им было трудно. Какая реакция у них была, когда они впервые увидели на показе смонтированный фильм?

— Я очень переживала по поводу того, как отреагируют мои герои. Это был первый по сути показ, до премьеры. И самый ответственный. Важно то, что они не только приняли фильм, но и то, что он стал нашим общим опытом. Таким опытом, который формирует общность.

— Индустрия современного искусства — довольно замкнутый мир. При этом сейчас очень много проектов, в которых эксплуатируется социальная тематика. Доходят ли эти проекты, и эти смыслы, до тех, для кого они предназначены?

— Для современного автора становятся важными такие категории как художественная карьера, нетворкинг, личный бренд. Это и поездки на всевозможные круглые столы, фестивали и конференции, участие в резиденциях, выставки в престижных галереях. Даже если он позиционирует себя как андеграундный художник, «автор вне системы», все равно он более чем когда-либо является частью этой индустрии. Потому что такая деятельность делает его заметным, а его высказывание — легитимным. И, конечно, дает возможность выживать. Но это зависание в резиденциях, внутри узкого культурного сообщества, делает современное искусство искусством для своих. На эти выставки ходят другие художники, кураторы и критики. И это, конечно, уводит нас от прямого диалога со зрителем.

— А какую стратегию выбрали вы?

— Мы сделали этот интерактивный фильм, но мы не отправляли его на фестивали. Конечно потом мы сделаем это, но для нас эта задача не была первостепенной. Главным для нас был диалог со зрителем. По сути этот диалог уже случился — люди размещают фильм в социальных сетях, сами пишут в комментариях и подписях свое мнение. То есть этот фильм становиться катализатором для живой общественной дискуссии. Для меня это гораздо важнее чем лавровые веточки с какого-то фестиваля.

Фильм «Слово»
Фильм «Слово», backstage

На первом месте не жанр,

а концепция

— Были ли какие-то неожиданные реакции на фильм?

— Я ждала и негативных отзывов в том числе, но их пока не было. Как автор, я несу полную ответственность за свое высказывание и готова к любой обратной связи. Однако, самое болезненное для меня, когда люди пишут, что не могут посмотреть этот фильм. Дело в том, что мы сотрудничаем с разработчиком, который предложил не самое удачное техническое решение, и поток людей, которые захотели посмотреть фильм, настолько велик, что иногда возникают технические сложности. Но мы работаем над этим и надеемся, что фильм увидят все желающие.

— Мы говорим о кино и о современном искусстве. Когда ты делаешь кино, или когда ты делаешь какой-то проект для галереи, ты разделяешь для себя эту деятельность, или это одна история?

— Для меня это одна история, я не ставлю разделительных линий. Для меня гибридизация различных медиа и взаимопроникновение жанров — это не просто цитата из современного искусствоведческого текста. Я с этим работаю и живу. Интерактивное искусство требует системного подхода и гибкости. Для меня на первом месте стоит не вид искусства, жанр или материал, а концепция.

Архитектурное Безвременье
Архитектурное Безвременье

«Выставка, которую нужно читать»

— Все твои проекты так или иначе включают в себя идею нелинейности. В интерактивной инсталляции «Архитектурное безвременье» это ключевой момент. Но и в проекте «Слово» мы так же сталкиваемся с нелинейностью повествования. И время, и пространство здесь нелинейно.

— Когда мы говорим о интерактивном искусстве, невозможно не говорить о нелинейном нарративе. Мы сейчас готовим «Выставку, которую нужно читать» в арт-центре «Пушкинская-10». Она откроется 18 ноября. Это простой проект, но там тоже речь идет о нелинейности, речь идет о тексте, об открытом произведении, о различных подходах к созданию повествовательных структур. Мы можем услышать, что интерактивное искусство берет свое начало в 60-х годах, и в его основе лежат перформативные практики. Я никак не могу с этим согласиться, ведь если смотреть глубже — литература, архитектура, а также традиция устного рассказа, возникшего задолго до изобретения письменности, связаны с интерактивностью гораздо больше. Это важно понимать для того, чтобы, осваивая новые формы, говорить живым языком, владеть им. А это возможно только, если внимательно вглядываться в историю подхода, конструировать и собирать историю интерактивного искусства.

Выставка, которую нужно читать
Выставка, которую нужно читать

60-е — это особенное время

— Но тем не менее, развитие интерактивного искусства происходит в 60-е годы очень активно?

— Для меня это не так. Но 60-е — это, действительно, особенное время в развитии мировой культуры. Любой справочник можно взять и увидеть, сколько родилось новых направлений и практик в искусстве. В это время и в науке случается много удивительных прорывов. Формируется цифровая культура. Появляются первые аппараты дополненной и виртуальной реальности, создаются первые интерактивные фильмы, четко формулируется понятие гипертекста.

Фильм «Слово»
Фильм «Слово», backstage

Тогда были кнопки на сиденье, а сейчас — приложение для смартфона

— Сейчас стали появляться кинотеатры, специально оборудованные для интерактивного кино.

— Да. Но это не что-то принципиально новое. Вот в прошлом году вышла в прокат «Ночная игра». Вышло с громким заголовком «Первый интерактивный фильм!». Конечно это не так, он не первый. Еще в 60-х годах вышел «Киноавтомат» с похожей повествовательной структурой. Разница лишь в том, что тогда это были кнопки на сиденье, а сейчас — приложение для смартфона. Такие казусы происходят потому что история интерактивных медиа до сих пор внятно не проговорена, нет ни одной серьезной обобщающей монографии на эту тему.