«Белый куб» Выпуск 17

Интервью с Нельсоном Николаевичем, создателем параллельной реальности, сумевший собственными силами преобразил дворик на улице Полозова в Петербурге. Безумство, арт-терроризм, современное искусство? Мы поговорили с создателем этой параллельной реальности

0
150

Нельсон: Ради чего я живу? Я все время искал общения с людьми. Все время думал, как определиться в этой жизни. Понял, что надо просто что-то делать. И, конечно, себя отождествлять со вселенной. Когда ты обретаешь зависимость от нее — ты становишься свободным.

Вы считаете, что нужно жить в своей реальности. У каждого есть свой маленький кусочек жизни и надо его облагораживать. Поэтому вы сделали дворик?

Нельсон: Да. Мы живем в социальных условиях, но мы можем просто быть. Быть для самих себя. А это очень трудно. Ни у кого нет времени — все вечно чем-то заняты. А этот мир, будущность которого мы должны созерцать, остается без нашего внимания. Мы и сами собой-то не владеем.

Кем бы вы себя назвали?

Нельсон: Я отвечу так: я понял, кто я. Не знаю, нравится ли вам этот ответ, но главное — я пришел к согласию с собой.

Мне нравится этот ответ! Я думаю, ответ на вопрос «Кто я?» нельзя выразить словами.

Нельсон: Да, потому что это очень глубокая история. Я же тут все время со всеми общаюсь. И проблемы бывают и с хулиганами, и с детьми, и с бабушками! Пока стена была потрескавшейся, все было запущено, никто и не вспоминал ни о чем! Когда-то давным-давно росло тут дерево. Но его нет уже сто лет. И вот стал я там стену расписывать, подходит ко мне тетя Тоня и говорит: «Здесь было дерево! Люди слышали, как ты его пилил в четыре часа утра!». И смех и грех. И такая злость у нее в глазах!

Я когда оказался в Сибирской тюрьме, понял, что мне это нужно было. Я словно этого и хотел —проверить себя. Бывает, устраивают охранники шмон, начинают дерзить, избивать. Было у них такое развлечение в те времена. Ну и как-то заходят они в барак, и я сразу понял, что сейчас будет что-то нехорошее. Не знал сначала, что делать. Заходит полковник, а я и говорю чеканно: «У меня есть к вам вопросы!». Кинул им как косточку, чтобы остановить беспредел. Они и спрашивают: «Какие еще вопросы?». Я и говорю: «Знаете ли, я тут не случайно оказался в тюрьме. Я сюда заехал специально. Здание имеет историческое значение, я должен за ним следить». Они так обалдели, что и делать ничего не стали. Много историй у меня оттуда! Были в жизни и взлеты, и падения.

А какие у вас сейчас отношения с администрацией района?

Нельсон: Я вернулся в город, пришел к главе администрации и говорю: «Мне ничего не нужно. Я хочу построить красивое трехэтажное здание. Денег у меня нет, но я соберу. Построим здание для детей „НЛО“ — Новые Личности Общества. Соберем детей до 12 лет. Школьное образование не идеально, это государственная форма. А мы бы это дополняли, рассказывали бы им, что происходит в мире». Ему идея понравилась, но пока я только создал сказочный двор. Приходил тут депутат один и спрашивал, когда будет официальное открытие. Но я не хочу делать из этого всего «филармонию».

Вы себя художником не называете. Поэтому спрошу так: когда вы начали преображать действительность?

Нельсон: Я родился таким. Я родился в большущем военном городке. Отец работал в военторге, сапогами занимался. И я оказался в этой среде. И мне там приходилось все время думать. Куда я попал? Какой путь придется пройти? Старшие пытались со мной все время поговорить, но я им ничего не говорил. Потому что если они узнают, о чём я думаю, что им нужно будет делать? Они ж меня за ребенка держат!

Как бы вы этого не избегали, но вас называют художником. А кто такой художник?

Нельсон: Познакомился я как-то с парнем. Оказалось, он художник, но работает грузчиком в магазине. Жить-то на что-то надо. И вот он мне церковь на стене нарисовал. Он рисовал, и я рисовал рядом. Смотрел он долго на меня, а потом говорит: «Вы — художник». А я не художник, я не учился нигде.

Как вы придумываете эту сказку?

Нельсон: Да все как-то само собой приходит, по ходу пьесы. Есть у меня знакомая писательница —Алиса Манки. Она мне сказала: «К тебе будет паломничество». Так и происходит, похоже. Приходят ко мне люди и друзей приводят. Часто приходят очень интересные люди! Да чего там —в каждом есть что-то интересное.

В вашем сказочном дворике стоят машины. А откуда они у вас?

Нельсон: Я всем говорю, что это мне Путин подарил! После этого никаких вопросов не задают больше!

Птицы у вас тут живут. Смотрю, новая ворона появилась! Где вы их только находите?

Нельсон: Да это люди притаскивают! Вот птенца голубя принесли. Кормлю его из шприца. Как много бедствующих существ на этой планете! Нашел как-то раненного стрижа, привез его в госпиталь. А девушка, которая там работает, сказала, что надо 2000 платить. Я обалдел и говорю: «Может, я ему сразу голову откручу?» Но ничего, эта девушка потом жила у меня тут полтора года. Думал, перевоспитаю. Но только жутко вляпался! Я сейчас от всего отказался — и от любовниц, и от денег. Веду себя достойно и радуюсь жизни!

Если бы Вам было нужно рассказать об этом месте человеку, который здесь ни разу не был, как бы вы ему все это описали?

Нельсон: Я сделал сказку, и она работает. Причем работает органично в своем месторасположении — географическом и историческом. Здесь острова на асфальте — Гоа, Крым, Остров Пасхи, Аптекарский. Островной же город у нас! Лошади на стене сделаны из детского коврика, и мне кажется, что они до сих пор пахнут мочой. Здесь есть место для загадывания желаний, и сами посмотрите— разве здесь могло быть что-то другое?