Никита Вильнев — Тёмная десятка

Никита Вильнев о том, как зарабатывают музыканты и что значит быть музыкантом в России; о собственном лейбле RAW Russian; об отличительных чертах жизни в больших городах и на периферии.
Фото: web
Текст: Петр Войтов
Никита Вильнёв
Скажи, что значит быть музыкантом в России в 2016 году? Что самое сложное, и наоборот, какие положительные моменты ты можешь выделить?
Скажу лишь как хаус-музыкант: быть музыкантом в России — это когда тебя играют в сетах не только твои друзья по сцене, но и твои критики и завистники.

И после многих лет работы ты не скатываешься до диджеинга на свадьбах и корпоративах, или, что еще страшнее, до игры на флейте около метро с табличкой «Подайте на бухло».

Самое сложное для молодых музыкантов принять то, что их музыку, без упорной работы с лейблами и маркетингом, никто слушать не будет. По одной простой причине — их никто не знает. В свое время я сделал рассылку своих демо-треков, наверное, на сотню лейблов, из них лишь несколько удосужились хоть что-то ответить. Но даже из этого можно вынести урок, и не один. Во-первых, нужно самостоятельно продвигать свою музыку. Во-вторых, нужно всегда напоминать о себе и помогать потенциальным слушателям найти твою музыку. Сейчас век интернета, все карты на руках.

Из положительных моментов, это, конечно же, множество приятелей по сцене, и множество мест по всей России, где можно отыграть и узнать новых людей. Да и не только по России, шарик-то большой, и жадный до интересных музыкантов.
Ты говоришь, что без лейблов и маркетинга молодого музыканта никто не услышит, но все же обращаешь внимание на то, что в век интернета все карты на руках.

Все так. Начальный толчок должен идти от самого музыканта, иначе как и кто его сможет заметить? Даже если он из числа гениев, которые рождаются по десятку на миллионы. Музыка всегда остается музыкой, но она может быть как и в столе, так и на известном радио. Разница лишь в приложенных усилиях, и в первую очередь, от самого музыканта. Поэтому соцсети, и эти ваши саундклауды, наше все. Никогда не знаешь, что именно может «выстрелить».
Raw Russian
Raw Russian
российский независимый арт-проект и по совместительству музыкальный лейбл
Никита Вильнёв
Никита Вильнёв
Получается ли у тебя зарабатывать музыкой? И почему этого так трудно добиться в России?
Нет, никаких особенных денег я на музыке не зарабатываю. Иногда на Bandcamp падают копейки, но в сумме их хватает лишь на Биг-Мак с колой. Я же все пускаю дальше на лейбл. Кстати, есть забавная история насчет заработка на музыке. Я выпускался на Cazeria Cazador Records, и там была прикольная ставка: 40% от продаж музыканту, остальное лейблу. В общем, с продаж мне накапало около 15 баксов, и чилийские ребята отправили их мне с комментарием в духе: «Вот тебе твой профит, сходи и купи себе пару гамбургеров». Я шутку понял и ответил в том же духе, что «на эти деньги я могу нормально питаться целую неделю». Они как-то погрустнели, и диалог на этом кончился. Правда, порой подмахивают и спрашивают, как мы там, в России, живем на эти гроши. По-доброму, конечно, так-то они славные парни. Но любят Путина.
Думаешь, эта ситуация изменится или российская немассовая музыка так и не сможет прокормить музыкантов?
Когда появятся нормальные продюсерские центры, именно заточенные под андеграунд, тогда ситуация изменится. Не думаю, что все станут миллионерами, но на МРОТ выйти можно будет вполне. На самом деле, большая проблема в том, что музыканты порой мало времени уделяют маркетингу, а эта вещь, имхо, самая важная после самой музыки. Такие вот центры, как раз эту брешь и помогли бы заткнуть. Плюс промоушен, реклама, пиар, мастеринг… Я сам думаю сделать что-то подобное, но, наверное, это осуществимо лишь в нескором будущем.
Чем отличается музыкальная жизнь в больших городах от периферии?
Самое большое отличие, что я заметил: у вас люди танцуют под музыку, а не стоят или сидят в баре. В моей провинции такого эффекта можно добиться, если только ставить хиты 80-х или всякое edm говно от продюсеров с Битпорта. Я недавно играл на вечеринке моих земляков, которые пытаются местную сцену двигать, и поставил пару хаус-бэнгеров из начала нулевых. Так люди стали возмущаться и кричать, мол, почему я ставлю какие-то старые и забубенные треки, а не ставлю Дэвида Гетта и иже с ним. А в Питере и Москве эти самые бэнгеры зашли на ура. Вот такие вот метаморфозы от столиц до провинций.
Тогда почему ты остаешься там, а не переезжаешь в мегаполис?
Я пробовал жить в Санкт-Петербурге, но все равно чувствую, что столицы и мегаполисы не мое. Да, там полно площадок, и огромный простор для творчества: сегодня играешь в центре, а завтра где-нибудь под мостом у Невы. Но в провинции всегда есть своя романтика, да и неспешность жизни — это огромный плюс. Москва — бесконечное движение. Голова кругом от такого темпа жизни. Все провинциалы-музыканты, которых я знаю, также не смогли переключиться с неспешного провинциального ритма на столичный.
Никита Вильнёв
Никита Вильнёв
При каких условиях сегодняшнего музыканта можно назвать востребованным у нас в стране?
Если его календарь выступлений составлен на полгода вперед, и если его обожает желтая пресса. Второе самое важное, пожалуй.
Многие жалуются на несостоятельность и поверхностность российской музыкальной прессы. А ты ставишь ее в верхушку пирамиды?
Если тебя нет на обложках журналов, а в статьях нет твоего имени, то тебя нет нигде. Не знаю, кто решил, что жаловаться на журналистов — лучший вариант, так как в России полно достойных музыкальных изданий, которые любят свое дело и не ставят выручку выше этой самой любви. Поэтому всегда есть способ попасть в ту или иную статейку, а оттуда уже в крупные журналы. Просто надо проявить усердие и работать над этим, а не жаловаться.
Nikita Villeneuve
Nikita Villeneuve
Ты и твой лейбл RAW Russian являетесь одним из эпицентров одноименной, набирающей обороты электронной сцены. Почему, по-твоему, эстетика окраин и панельных домов так стремительно завоевывает любовь молодежи?

Я думаю, что вся эта эстетика уже давно бродит в умах молодежи, но во всем новом всегда нужен проводник. Вот мы эту роль как раз и пытаемся исполнить. Навести, так сказать, на путь истинный. Это все лирика, конечно, но круто, что эстетика, которая раньше была лишь на экране компьютера, теперь начинает переходить в нашу offline жизнь. А почему все это происходит? Я думаю, тут все дело в банальной тоске и воспоминаниях о прошлом, о тех годах, которые уже не вернуть. Но этот вариант лишь для ребят, которым сейчас за двадцать.

Есть еще и дети из поколения Z, которые и знать не знают о таких вещах, как пейджер, например, или «американка» около ворот из портфелей. Они уже родились с планшетом и смартфоном в руках. Но рассказы старших братьев и сестер о «таких страшных, но интересных» 90-х их чем-то цепляют. Вот отсюда для них все и начинается.
Если бы тебе поступило серьезное и перспективное предложение заниматься музыкой в Европе или Америке, ты бы уехал?
Нет, не уехал бы. Хотя, кому я вру!
медиапортал HITCH.SPACE
mail@hitch.space