Проект «404» выпустил альбом «Нейронная оборона»

Алексей Тихонов и Иван Ямщиков издали альбом «Нейронная оборона». Он состоит из песен, которые написаны роботом в стиле Егора Летова («Гражданская оборона»).
Фото: gr-oborona.ru, facebook.com
Текст: Петр Войтов
«Нейронная оборона»
Если для вас «будущее наступило», значит, вы как-то сильно отстаете от настоящего. Современные технологии в руках постмодерниста — это что-то вроде ядерного ящичка в руках у макаки.

Что такое нейросети? Может ли «нейропоэт» сочинять в собственной стилистике? Об авторском праве и музыкантах-симулякрах.
Расскажите, пожалуйста, в простой форме, что такое нейронные сети и по какому принципу работает «нейропоэт».
Общая идея такова: мы берем нейросеть, показываем ей стихи разных поэтов, потом просим написать что-то, что похоже на того или иного автора. Но про это лучше подробнее спросить у Алексея Тихонова (соавтор «Нейронной обороны»).
Как появилась идея создания «нейропоэта под Летова», долго ли работали над ней?
Идея появилась у нас практически сразу, как только мы увидели автоматические тексты. Мы некоторое время обсуждали, какого автора взять за основу, и сошлись на Летове, потому что оба очень его любим и потому что нам нравился результат, который давал алгоритм.
«И все-то как в кайф, все в порядке
И просто, и все в этот час,
Не видно ни сна, и ни зги,
Ни огня, ни двери, ни души».
Иван Ямщиков: «После того, как Алексей Тихонов показал мне «нейропоэта» (усовершенствованная версия робота, пишущего стихи на основе поисковых запросов Яндекса), мы так сильно захотели использовать стихи, написанные нейросетью, что даже кушать не могли. Понятно было несколько вещей:

  1. Надо попробовать сделать стилизацию чего-нибудь культового;
  2. Надо, чтобы культовый оригинал был достаточно маргинален. Поясню, что имею ввиду под пунктом два.

НейроХармс:НейроПушкин 1:0

Хармс, к примеру, у нейросетки получался годный, мощный у неё выходил Хармс, а вот Александр Сергеевич Пушкин выходил сомнительный. Нейросеть хорошо стилизовала тексты авторов, которые предпочитали диссоциированный нарратив (скажем мягко) или вообще работали с эстетикой абсурда. В целом, можно было бы заморочиться, найти каких-нибудь актёров и заставить их читать нейрохармса на камеру (кстати, если заморочитесь и найдёте, то я только за в это вписаться), но в этом не было какого-то достаточного художественного жеста, поэтому мы решили записать альбом. Сами, на коленке.

Автора выбрали быстро. Егор Летов подходил по стилистике стиха и был мной и Лёшей нежно любим. Вторым соображением (которое, кстати, оказалось совсем не верным) было гаражное звучание «Гражданской Обороны». Я подумал, что воспроизвести его в домашних условиях будет несложно. Леша сгенерировал набор текстов, а я сел за музыку.

Аналоговый звук Егора Летова vs Цифры

Во-первых, оказалось, что любой современный фузз (аналоговый ли, цифровой ли) очень посредственно воспроизводит «то» звучание. Гитара наотрез отказывалась звучать «как надо».

Методом проб и ошибок я выяснил следующее:

  1. Настраивать гитары в восьмидесятые в среде пионеров русского панка было не модно;
  2. Эстетически «оптимальным», видимо, считался строй, при котором ми верхней и ми нижней струны расходились на полтона.

Как записывался Егор Летов?

Летов писался под драм-машину. Моя домашняя машина тоже наотрез отказывалась давать нужный звук. Bitcrusher и appleDrummer + подборка сэмпл-пака справились с задачей лучше.

Вокал дался относительно легко, немножно эффектов, немножко подростковой мечты «петь, как Егор» и ладно. Короче, с вокалом я возился меньше всего (а справился ли, или нет, это уж вам решать). Вокала Леши на альбоме меньше (мы писали его всего один день), зато он блистательно читает стихи. У нас как-то без предварительного сговора вышло так, что я читаю один стих, а он поёт одну песню.

Егор многие альбомы писал в два магнитофона «по партиям». Новый инструмент писался поверх уже записанных партий, которые подавались с ленты одного магнитофона на двухканальный микшер. Во второй канал шла новая партия, добавлявшаяся к аранжировке. Такой метод приводил к куче дополнительных интересных артефактов, к примеру, тот самый трогательный бас, не попадающий в бочку время от времени и всё то, за что мы так любим Гражданскую Оборону. Я решил, что такой метод сведения — слишком сложен для такого юнца, как я, поэтому мы ограничились тем, что перегнали итоговый материал на аудиокассету, а потом оцифровали обратно. С этим нам помог Pavel Gertman, за что ему земной поклон (он же, кстати, нарисовал нам обложку).

В целях оккультной достоверности в качестве кассеты, на которую перезаписывался наш материал, заботливый Паша использовал кассету «Гражданской Обороны».
Константин Рябинов о «Нейронной обороне»
Послушал. Ерунда какая то. Будущее у таких «нейропоэтов» отсутствует, потому что роботы не могут наслаждаться.

Константин Рябинов
Российский (советский) музыкант-авангардист, известный, в частности, как один из основателей группы «Гражданская оборона», соратник и участник многих проектов Егора Летова, поэт, художник.
Вы писали, что выбирали для интерпретации из маргинальных оригиналов, поясняя это тем, что «Хармс выходил годный, а Пушкин сомнительный». О чем это говорит? «Нейропоэт» достойно справляется только с абстрактными формами?
Ну, тут все зависит того, о чем можно сказать «достойно справляется», а о чем нельзя. Просто нейросеть пока плохо работает с нарративом и, на наш вкус, хорошо стилизует художественные образы. Соответственно, тексты с меньшим процентом нарратива и с большим количеством образов получаются лучше.
Может ли «нейропоэт» сочинять произведения не в чьей-то стилистике — Хармс, Летов и так далее, — а генерировать собственный уникальный стиль?
Может. Как раз задача уникальности в данном случае на порядок проще задачи стилизации. Вопрос скорее в том, будут ли такие «уникальные» тексты интересны людям.
Наталья Чумакова о «Нейронной обороне»
Что может быть полезного в еще одном альбоме «Красных звезд»?

Машина подражает не Летову. Машина подражает подражателям Летова. Их было, мне кажется, сотни еще начиная с начала 90-х годов, и их «творчество» почти ничем не отличается от сочинений этой программы. Но даже самый примитивный подражатель сочиняет, имея что-то в виду, как бы это ни было смехотворно. Машина же считывает только формальные признаки егоровского стихосложения, она, как и часть поклонников «Г.О.», не способна понять логику и смысл его поэзии. Она просто генерирует набор слов и словосочетаний, используя те, что у него встречаются чаще всего, и бессмысленно составляет их. Разумеется, могут возникнуть забавные моменты, но под этим нет ничего, это пустышка, ноль, бесконечное ничто. И никакой поэзии машина создать не может и не сможет никогда. Ну а все остальное – «музыка», «вокал», «звучание» – это просто курьез. И обсуждать тут абсолютно нечего.

Наталья Чумакова
Бас-гитаристка группы «Гражданская оборона» (с середины 1997 года по февраль 2008 года), режиссер фильма «Здорово и вечно» — о Егоре Летове и советском периоде «Г.О.».
Не так давно уже были концерты с участием голограмм умерших музыкантов (например, 2Pac), сегодня появляются «нейропоэты». Будущее наступило. Теперь стоит ожидать появления музыкантов-симулякров — на 100% виртуальных суперзвезд?
В целом, если для вас «будущее наступило», значит, вы как-то сильно отстаете от настоящего. Мой друг после релиза написал, что современные технологии в руках постмодерниста — это что-то вроде ядерного ящичка в руках у макаки, так что симулякры, конечно, будут появляться во многом именно потому, что многие люди очень сфокусированы на прошлом. Однако мне кажется, самое интересное в XXI веке будет вовсе не в области постмодернизма.
Иван Ямщиков
Иван Ямщиков
Столкнулись ли вы с проблемой авторского права? Были претензии по вопросу интеллектуальной собственности?

Претензий не было. В целом их не к чему предъявлять. Тексты сгенерированы алгоритмом, а не каким-то автором. Музыка написана мной.
Сергей Летов о «Нейронной обороне»
Имитировать можно все, но это будет всего лишь имитация. Что же касается самого продукта, то я не думаю, что в нем присутствуют какие-то невероятные научные разработки, способные смоделировать сознание человека, его жизненный опыт, его художественный тезаурус. К тому же любая программа хороша или плоха в зависимости от того, какие данные в нее ввели разработчики. То есть, она построена в соответствии со спецификой их понимания художественного творчества. Так что я ко всей этой затее отношусь скептически.

Сергей Летов
Российский музыкант, саксофонист, импровизатор, основатель музыкального издания «Пентаграмма». Старший брат Егора Летова.
Что у вас в дальнейших планах: запись еще одного альбома в стилистике «Гражданской Обороны» или релизы «от других» музыкантов?
В планах — выспаться. Но это недостижимо.
медиапортал HITCH.SPACE
mail@hitch.space