LONG ARM (Георгий Котунов): «Чем экспериментальнее, тем лучше»

Интервью с Long Arm, известным российским электронщиком и битмейкером о музыкальных жанрах, умирающем джазе, немецких лейблах и казусах при работе с BBC.
Текст: Илья Хромов
LONG ARM
LONG ARM
Long Arm — российский электронный музыкант, играющий музыку от трип-хопа до пассажей на фортепиано. Сотрудничает с немецким лейблом Project Mooncircle, регулярно появляется на радио BBC.
Насколько я знаю, у Вас есть музыкальное образование.
Базовое. Когда-то законченная музыкальная школа.
Вы пишете довольно необычную музыку. Музыкальный базис — даже простой — как-то отражается?
Не в «необычности» моей музыки. Знания помогали не рыться в каких-то элементарных вопросах, а сразу перейти на немного другой уровень и начать экспериментировать. Они дали свободу. У меня не было каких-то академических рамок, видимо, поэтому моя музыка и стала более или менее экспериментальной — все рождается в экспериментах.
Читал Вашу страницу в «Ласт.фм». Я наткнулся на любопытную цитату — вы учились в университете, играли в нескольких группах, а потом «всерьез занялись музыкой». Что это значит?
Я не знаю. Я на самом деле не веду эту страницу, не знаю, кто ее создал. Не знаю, что это значит. Я до сих пор не считаю, что всерьез занимаюсь музыкой. Это все еще эксперимент, ни к чему не идущий. Мне просто нравится сам процесс.

Long Arm Boiler Room

St Petersburg Live Set
Экспериментировать ведь тоже можно всерьез.
Да пожалуйста! Мне неважно, всерьез или не всерьез — процесс для меня от этого не меняется. Когда я ушел из всех групп в конце института, я решил заняться именно своей музыкой. Настал такой этап, когда я в другие группы уже ничего не мог внести.
Могу я называть жанры, в которых Вы играете, как трип-хоп, инструментальный хип-хоп, даунтемпо?
Наверное, там же все это есть.
В Вашем творчестве я заметил большое влияние джаза. И в принципе в этом жанре. Почему трип-хоп и хип-хоп вообще в сэмплах так сильно отсылается к джазу? Довольно разные жанры, очень по-разному звучат.
— Даунтемпо и начался с этого — с того, что начал отсылаться к джазу. Вот и ответ, собственно. Все идет и от хип-хопа, с нарезания пластинок — а джаз ведь самый большой кладезь в этом. Все эти дикие импровизации, из которых выхватываются куски, а из этих кусков уже можно сделать композицию или минус для рэпера. Отсюда и пошло, скорее всего. Я не знаю. Когда я плотно этим занимался и нарезал сэмплы, 90 процентов пластинок, которые я брал, конечно, были джазом. Чем экспериментальнее, тем лучше.
Вы смотрели фильм «Ла-Ла Лэнд» или «Одержимость»?
Нет, у меня вообще с кино плохо — нет времени.
В обоих фильмах звучит фраза, которая многих всколыхнула. «Джаз умирает». Во втором фильме, «Ла-Ла Лэнде», звучит ответ на эту фразу: «Джаз всегда был жанром экспериментаторов, как ты можешь заниматься джазом, если не экспериментируешь»?

Все эти взаимодействия большого количества других жанров с джазом убивают его или обогащают?
Они существуют отдельно. Джаз он и есть джаз. То, что кто-то берет джазовые записи и начинает делать из них что-то свое — это совсем другая тема. Это совсем другой жанр. Это никак не влияет на джазовую музыку, это эксперимент. Он существует сам по себе, и я не думаю, что он умирает. Все ведь движется по кривой — сначала пик, потом забудем, потом опять пик.
Фото: Оля Хумпа / geometria.ru
Как происходит работа с иностранным лейблом? У вас музыка ведь не массовая, как происходил этот процесс?
В 2010 году я обзавелся саундклаудом и начал выкладывать композиции. Выложил три и как-то через общих знакомых на меня вышли с предложением что-то написать. У меня тогда не было материала — только три композиции. Я только нащупывал и мне уже сделали предложение. Я начал делать что-то серьезно. Лейбл выпускает электронную музыку, в основе которой лежит бит. Разные жанры — целая куча. И вот мы сотрудничаем уже седьмой год.
Вы поехали записываться туда?
Нет, я все делаю дома и отправляю им готовый материал. Они делают мастеринг.
Вы делали микс для BBC 6. Как это получилось?
Выходил у меня второй альбом в 2015 году — на том же лейбле. Ребята с BBC включали в эфир треки с этого альбома. Боссы лейбла спросили их: не против ли они, чтобы я сделал для них микс? Они сказали «да, в октябре у нас есть время». То есть через полгода.
Полгода?
Расписание очень плотное. Там была очень смешная история. У меня английский базовый — я изъясняюсь, но иногда случаются… недопонимания. Я получил письмо от лейбла о том, что мне нужно сделать микс. А прочитал я его, видимо, так, что они собираются сделать микс. И вводят меня в курс дела:"Может, пришлешь что-то неизданное"? Ну, окей, пришлю. За неделю пишут: «Ну что, как там микс»? А я им: «Какой микс»? Они такие: «ТЫ ЧТО?». А я: «НУ РЕБЯТА!».

А я не мог тогда сесть и сделать микс. У меня был свободный день, может, два. И вот, начал второпях делать. Так что это готовилось далеко не полгода!
LONG ARM / BBC
LONG ARM / BBC
Что Вы выберете — клуб с электронной музыкой или джаз-бар?
Вообще не буду заведение выбирать. Не хожу по концертам, только если это не мои любимые музыканты. На природу поеду, в музей схожу. Смотря какой концерт и какой джаз. От жанров мало что зависит — зависит от исполнителя. Музыка может быть отвратительной и в джазе, и в электронике, а может быть воодушевляющей — и там, и там. Главное музыка, а не жанры.