Иван Чечот — Смотрим на искусство с точки зрения любителя

Смотрим на искусство с точки зрения любителя. Лектор Иван Дмитриевич Чечот — кандидат искусствоведения, автор 40 научных работ, профессор факультета истории искусств Европейского университета в Санкт-Петербурге.
Текст: Юлия Рыбакова
Фото: web
Художник погружен в процесс созидания. Для художника искусство — это состояние, когда он работает, а любитель — это созерцатель. Любитель — это любовник того или иного произведения, направления. Любовник верный или ветряный. Для любителя искусство — процесс любви. Что происходит в самом искусстве, он не знает. Он знает только то, что происходит между ним и искусством. Любителя редко интересуют теории и тексты. Для художника искусство — дело, а для любителя — объект любви. А еще есть интеллектуал, и он наблюдает. Он наблюдает за собой и описывает объект наблюдения и себя в качестве наблюдателя. Он систематизирует. Он увлечен идеями, существующими в искусстве.

Чем для любителя является искусство?

Искусство — это не сами картины, и не залы Эрмитажа.
Место. Любитель любит места искусства. Ему нравится, например, в цирке. В цирке он любит не клоунов и тигров, но запах цирка и здание цирка, и время. Ему нравится сам цирк. Так же, например, с парками или старинными городами. Все это может замещать искусство как таковое.

Медиа. Медиа, которые я могу приобрести. Купить пластинку или репродукцию.

Любитель может любить носители. Трансляторы искусства — медиа. Не только Интернет, а медиа в общем. И виниловое пластинки, и CD-диски, и большие плазменные панели — это тоже медиа. Есть диски, но то ли дело пластинки, которые потрескивают… тут целый ритуал, связанный с носителем.

Разговоры об искусстве и коммуникации искусства. Они обожают, когда заходит речь об искусстве, а лучше споры. Они пишут и читают посты об искусстве. Они прочитали три рецензии до выставки и еще три после ее посещения. Они приходят на лекции. А лучше и самому ее прочитать! Хотя бы собаке или бабушке. Вы уже постигли кубизм, а бабушка еще нет! И вот ваша задача ей кубизм объяснить. Если я один, я могу говорить сам с собой по поводу коммуникации в искусстве. Но любителю коммуникации нужен товарищ, чтобы сливаться в общем восторге и экстазе или чтобы спорить, или чтобы держать его за дурака.

Читать об искусстве. Хотя бы даже этикетки. Вот есть люди, которые списывают этикетки. Или раньше они покупали каталоги и ставили там крестики или галочки. И писали у какой-нибудь работы, например, «Чушь!!!». Читать об искусстве, собирать каталоги и наращивать знания по искусству.
Что же любители искусства любят в искусстве? Любитель нацелен на наслаждение готовым результатом искусства. Он наслаждается цельным произволением или стилем. Он говорит: «Я люблю импрессионизм, а кубизм не люблю». Он знает, что именно ему нравится. Он может наслаждаться готовым жанром, и если жанр на его глазах распадается, он может быть этим не доволен.
Искусствоведы могут быть вовсе не интеллектуальны. Искусствовед — это своего рода просто форма одежды.
Есть еще любители-дилетанты. Расцвет дилетантизма был в конце XVIII века и в первой половине XIX века. Дилетант смотрит на профессионалов несколько снизу, завидует им и думает, что жизнь художника — постоянная радость самоосуществления.

Художник видит в искусстве свой долг, свою муку, свою судьбу. А нести свою судьбу — обременительно. Какая бы не была судьба, радоваться ей глупо.

Любитель, как и дилетант, любит внешнюю сторону искусства.

Любитель любит открывать новое, любит состояние озадаченности. Любит, когда его пугают. Много есть любителей искусства, которые любят искусство потому, что оно трудное.
Избранный
Любитель сегодня любит то, что не для всех. И льстит себе мыслью что он — не как все. Любитель сегодня ищет нетривиальное, небанальное и боится быть замеченным в любви к пошлому, китчевому и гламурному.
Схема искусства
По одной схеме искусство состоит из:
1
Публики;
2
Художников;
3
Творчества;
4
Результатов произведений искусства;
5
Теорий. Идей. Самоописания и самоитерпритации, и текстов об искусстве.
Любитель искусства находится под угрозой того, что ему кто-то нашепчет, что его занятие — пустое времяпровождение. Любитель любит свою алчность: «Я был в таком культурном пространстве, завтра в другом!». И мы едим, едим и едим искусство.
Из чего состоит искусство
Тематика и сюжет
Формы
Любители знают это ответственное строгое слово. Формы — это не совсем то, что видно глазами. Формы во множественном числе. Формы тела, прямоугольная форма, формы плоскости и так далее. Каждый мазок — маленькая форма. Художественная форма и есть искусство.
Образы
Запоминающиеся и завораживающие. Образы отвечают не на «что?» и «какой?», а на вопрос «кто?». Кого я запомнил.
Смыслы
Не один смысл, а много. Смыслы рождаются в голове, когда мы взаимодействуем с произведением искусства.
Любовь к искусству на античный манер
Любовь к искусству на античный манер почти плоская. Такой любитель хочет жить внутри такого искусства, ему там лучше, чем в мире политики, рабства и тому подобного.
Когда появляется христианство
В первые века, когда появляется христианство, искусство отвергается как суетное.
В 9−10 веках происходит возрождение искусств
В 9−10 веках происходит возрождение искусств: в геральдике, в декорировании оружия и орнаментах для костюмов, в прикладном искусстве. Еще романский стиль был очень сдержанным. Но готика была роскошным стилем, стилем для восторга и любования, для коллекционеров роскоши. Время готики — установка на создание сверхшедевра.
В 15−16 веках пришел ренессанс
В 15−16 веках пришел ренессанс. И всех этих любителей роскоши потеснили новые любители искусства. Сложность и утонченность сама по себе не важна. Прежде всего важна любовь к индивидуальному почерку художника. Интересен высокий стиль и его категории. Любитель узнает, что любить надо не завитушки, а строй, гармонию, единство в многообразии. В искусстве должна быть поэзия.
Со второй половины 16 до середины 18 века
Со второй половины 16 до середины 18 века происходит своеобразный регресс. Все редкости и все контрасты перемешиваются. Искусство — это не просто развлекуха для эрудитов. Это не только индивидуальность. Это способ для всякого человека улучшить свое видение мира и свое восприятие, свое мышление.

Эта идея преобладала с конца 18 века до конца 19 века. Цель искусства в самовоспитании.
Начало 19 века
Начало 19 века — это расцвет дилетантизма, когда общество создает Многогранного культурного человека, Который немного знает тут и немного тут. И нарисовал что-то немного.
Эпоха Романтизма
Но потом наступает эпоха Романтизма. А романтика отрицает «чуть-чуть».

В это время любитель искусства — это пошляк. Допустимо любительство лишь как помешательство, как сумасшествие. Но век романтизма был короток.
До 1968 года
До 1968 года происходит бунт художника против зрителя, и против критика, и против любителя-дилетанта. Он вдруг протягивает руку ученому и политику. Художник и ученый сближаются. У художника теперь есть его интеллектуальный друг. Но Н Е любитель искусства. Их окружают не зрители. Ученики и подруги, литераторы, люди, посвященные и занимающие место в этом кругу. Там находятся только избранные. Среди них не было просто любопытных.
Вторая половина 20 века
Во второй половине 20 века происходят первые шаги к тому, что я называю «включенная публика». Сначала она была элитарной, и любитель хочет быть чем-то большим. Он хочет не только понимать, но и участвовать. Он запросто стал переходить в роль художника. И сложившаяся система не запрещает ему этого. Он может переходить в роль художника и мецената.
Успех жанра публичных лекций сегодня предполагает, что все уже не то что могут включиться, а уже включены в некий театр современной культуры. Любитель хочет разнообразия практик любви. Любители справедливо почувствовали свою значимость. А художник стал похож на любителя, так как он, как и любитель, не выносит одиночества, на которое он был обречен в эпоху романической традиции. Призвание и подвиг для него теперь — оболганные понятия.
Сейчас все любители мечтают подняться на более высокую ступень. Стать человеком про которого говорят, что он что-то понимает.
А тем временем искусство настаивает на том, что познать его можно только в режиме одержимости. Но часто искусство себя переоценивает. Ему хочется быть одержимостью, как одержимость солдат, совершающих подвиг. Искусство мягче. В нем есть огромная сила, но сила эта особая.