История болезни: насилие в сети
Интернет и социальные сети стали неотъемлемой частью нашей жизни. Мы гонимся за лайками и популярностью, но забываем, что у любой медали всегда две стороны. Практикующий психотерапевт Кристина Карандей о влиянии Интернета, психопатах и иллюзии безопасности.
Текст: Анастасия Романенко
Фото: Clem Onojeghuo
В апреле 2011 мне написал знакомый моей коллеги. На тот момент я училась на 3 курсе по специальности «Связи с общественностью» и проходила стажировку у друзей в журнале.

В силу моей профессии, я привыкла много общаться с людьми, в том числе и с незнакомыми, поэтому не придала особого значения очередному сообщению во Вконтакте. Мы перекинулись парой фраз и человека в прямом смысле стало «накрывать»: он начал очень навязчиво говорить о своей любви ко мне, планировать детей и т. д. Я поняла, что у него явно «не все дома», отправила в «черный список»… и забыла.

В 2012 он пришел в мой институт, начал писать моим друзьям с целью, чтобы они устроили нам встречу. В 2013 он подошел ко мне на пути к моему дому, приходил ко мне работу.

Как я вскоре выяснила, создал несколько левых страниц, о которых я и не подозревала, и следил за моей деятельностью в соц. сетях. Когда я наткнулась на его «левую» страницу, где он на стене переписывался в течение двух лет сам с собой, выкладывая мои фото, упоминая моих друзей и семью, оскорбляя меня и называя своей девушкой, я забила тревогу.

Осенью 2015 он позвонил в дверь моего дома.

Интернет-переписка стала кошмаром наяву.

Описать, что я пережила за эти уже 6 лет, не хватит и часа. Естественно, я обращалась в полицию, но там пожимали плечами: мол, нет у нас такого закона от преследователей.

Начитавшись жутких историй в интернете о преследовании не только незнакомых, но и бывших, я, уже как журналист, задумалась, не загнали ли мы сами себя в ловушку информационными технологиями?

По сути, каждого из нас можно вычислить на раз-два: где живем, с кем дружим, куда ходим отдыхать, обедать, где работаем.

Социальные сети дали огромную возможность для продвижения и общения, но и тем самым стали нашей ахиллесовой пятой: чем активнее ты ведешь социальную жизнь, тем больше ты подвержен опасности со стороны психопатов.

Мы встретились с психотерапевтом Кристиной Карандей и попытались разобраться, как Интернет влияет на психику и как себя вести с преследователями не только онлайн, но и в реальной жизни.
Социальные сети стали неотъемлемой частью жизни. Люди засыпают и просыпаются с гаджетами, едят с ними и т. д. Это как-то сказывается на психике человека в целом?
В какой-то степени интернет дает возможность выплеску эмоций, возможность объединяться по интересам, и не всегда эти интересы хороши. Доступность любой информации отрицательно сказывается, тем более на детях.
В инстаграме существует паблик, где размещаются фото людей, сфотографированных в метро. Схема такая: я вижу человека, сидящего напротив, он мне нравится, но вместо того, чтобы подойти и познакомиться, я его фотографирую, доезжаю до места прибытия и выкладываю в паблик фото с пометкой «найдись, ты мне понравился». Что мешает людям общаться и знакомиться вживую? Страх отказа?
Не только страх отказа, ведь прямое взаимодействие сопряжено с какими-то эмоциями. И проявление эмоций людьми воспринимается, как проявление слабости, уязвленности. А там ты сидишь с планшетом и никто тебя не видит. Это контакт с гаджетом, но не с человеком. И это, конечно, нарушает формирование отношений. Если человек не может построить живые отношения, начинаются отклонения: он строит отношения с образом в своей голове.
Если человек не может построить живые отношения, начинаются отклонения: он строит отношения с образом в своей голове.
Фото: Cristian Newman
Ни для кого не секрет, что селфи делают уже не только девушки, но и молодые люди. С точки зрения психологии, что есть селфи? Недостаток внимания? Нарциссизм?
Селфи больше относится к нарциссизму. У нас нарциссическое общество. Зачастую люди пытаются казаться теми, кем они не являются, потому что так принято. Мужчины ничем не отличаются от женщин в этом плане. Что обычно выкладывают? Счастливые фото, которые буквально кричат: «Смотрите, моя жизнь удалась!». Но на самом деле не всегда же все хорошо. Все мы терпим поражения и неудачи. Такой вот самообман.
И где та грань между здоровым желанием сделать фото на память и болезненным наваждением сфотографировать и выложить каждое действие? Ведь люди уже зачастую куда-то ходят и что-то делают не ради того, чтобы увидеть и сделать или попробовать, а ради фоток и лайков в инстаграме.
Бесконечные фотографии — это та же призма, через которую идет изменение восприятия. Не пережить, а запечатлеть. Не в том плане, что фотографии это плохо, а в плане, что происходит подмена понятий: жизнь ради лайков. Подчиненность лайкам — приобретение популярности. А чем выше популярность, тем выше риск привлечения внимания к себе психически-нездоровых людей. Живя в современном обществе, ты обязан соблюдать определенные правила игры. Все больше завязано на соц. сетях и ты не защищен.
О стереотипах в обществе
Алкоголь — быстрый реультат и доступность
Хочу перейти к более болезненной теме. Многие люди сталкиваются с преследователями в соц. сетях: что может привлечь психически-нездорового человека?
Обычно психически-нездорового человека привлекают люди, которые обладают теми качествами, которыми сам этот человек не обладает. Более привлекательны те, кто общителен, кто активный, яркий. Возможно, иногда привлекают люди, которые очень закрыты. Например, на работе бывает кто-то общается, а кто-то сидит, свою работу выполняет и на контакт не идет, т. е. непонятно, кто этот человек, чем он живет. А на таких закрытых людей очень легко можно спроецировать свой шаблон восприятия, придумать свою историю и в нее поверить.
У нас нарциссическое общество. Зачастую люди пытаются казаться теми, кем они не являются, потому что так принято. Что обычно выкладывают? Счастливые фото, которые буквально кричат: «Смотрите, моя жизнь удалась!». Но на самом деле не всегда же все хорошо. Такой вот самообман.
Есть ли какие-то симптомы и признаки, по которым можно понять, что человек не совсем вменяем? Ведь зачастую такие люди социальны и выглядят нормальными.
Понять очень сложно, потому что шифруются они действительно хорошо. Определить можно по мелким признакам. Когда все слишком быстро и интенсивно начинает происходить, т. е. человек начинает давить. И появляется ощущение, что что-то не так. Начинает происходить что-то неестественное и слишком навязчивое. Когда человек через две встречи признается в любви и планирует совместную жизнь, это уже должно настораживать. Бывает порой, что такие люди ведут себя внешне нормально: дарят цветочки, ухаживают. Но для него это уже все — если он подарил цветы, значит вы уже вместе идете в ЗАГС. Однозначно предположить и вычислить таких людей сложно. Но вот эти мелкие маячки проявляются: навязчивость, неестественность и чрезмерность.
Откуда берется мания преследования? Это расстройство, форма болезни? Что может послужить причиной?
Часто за желанием преследовать стоит желание контролировать. Это желание следить, все знать. К тому же это желание восполнить какой-то свой дефицит. То есть возможно, что у человека не было действительно близких отношений, он испытывает жесткий дефицит эмоций, причем хороших. Может, его не принимали в детстве, он был отвергнутым, и сейчас, во взрослой жизни, он непрямым контактом пытается восполнить этот дефицит тепла. Все эмоции со стороны преобразовываются в желаемые. Вы можете проявлять агрессию, даже бить его, а человек будет принимать это как знак внимания. Лишь бы была реакция на его действия. Если вы хоть как-то реагируете, значит вы его видите, замечаете и он есть. И чем интенсивней эмоции — тем они желательней. Он чувствует себя через это.
Чем интенсивней эмоции — тем они желательней.
Фото: Tiago Dos Santos
Кстати, есть ощущение, будто у таких людей нет энергетики, будто его присутствие или слежка не ощущается.
Все верно, энергетика у таких людей очень слабая. Создавая свои иллюзии и подпитываясь реакциями, он через это осознает себя.
Преследователь часто выдумывает, что безумно любит тебя и хочет быть с тобой. И насильно влезает в твою жизнь. Как это охарактеризовать? Игрой? Это вылечивается?
Все зависит от степени выраженности. Если человек сам понимает, что что-то с ним не так, то у него есть возможность самому обратиться за помощью. То, что он это осознает и обращается к специалисту, уже большой показатель того, что он выздоровеет. Ведь все симптомы, описанные в психиатрии, они встречаются в норме у каждого человека. По сути, каждый проходит созависимые отношения, например, та же «безответная любовь» была у многих. Главное, вовремя это признать. Но бывают как раз случаи более серьезные: у человека отсутствует самокритика и связь с реальными фактами. Он не понимает, что что-то не так. У него происходит мышление через призму, а призма преломляет все под свой угол. Там нет вариантов и здоровой оценки ситуации. Он не анализирует факты, у него мышление только в одном, нужном ему, направлении. Таким образом он явно что-то восполняет. Но разобраться в этом должен и может только специалист.
Информация стала слишком доступна. Любой может влезть в личную жизнь и потоптаться там ногами.
Фото: Igor Ovsyannykov
Как вести себя с такими людьми?
Самый лучший способ — игнорировать. Не подпитывать его. Разговоры и взывание к здравому смыслу бесполезны, у таких людей отсутствует понятие морали и соблюдения личных границ. Это для них непонятно.
Это патология на физическом уровне или чисто психологическая проблема?
Опять же зависит от степени выраженности. Это структура личности, а личность состоит из нескольких частей. И если в одной из частей есть некоторая прореха, это не совсем норма, но и не болезнь. Человек может с этим жить, адаптироваться, но какие-то сферы жизни, построение отношений будут у него вызывать трудности.

Для таких людей любые эмоции, положительные или отрицательные, являются подпиткой. Самое ужасное по последствиям, это проявить к нему интерес и пытаться его по-хорошему вразумить. Потому что он интерпретирует это опять в своем ключе и подумает, что его настойчивость и преследование дало плоды.

Если он переходит рамки и начинается преследование в реальной жизни — нужно обязательно подключать правоохранительные органы. Самое тяжелое — это бредовое расстройство, когда вся жизнь подчинена только одной идее. В этом случае такие люди очень плохо поддаются лечению. Если при принудительном освидетельствовании подтверждается диагноз, то накладываются ограничения и принимается решение о лечении.

Нужно понимать, что вы не несете ответственности за восприятие другого человека. То, что он воспринимает любое ваше действие болезненно по-своему — только его проблема, вы здесь ни при чем.

У вас должна быть четко выработанная система: если он появляется — полиция, если пишет — блокировка. Как только вы меняете что-то в реакции — он воспринимает это как награду.
Фото: Todd Cravens
Данные расстройства могут перерастать в более тяжелую форму?
Могут. Если люди нигде не лечатся, то болезненный процесс прогрессирует. В какой-то момент он может остановиться на одном уровне и быть тихонько там, а может развиваться дальше и дальше. Бывает по-разному.
Такие люди боятся агрессии со стороны, мужской силы?
Вы, конечно, можете попросить друзей применить мужскую силу. Это может сработать, а может быть воспринято, как очередной знак внимания. Однозначно сказать нельзя. Тем более вы должны помнить, что рукоприкладство ничем хорошим может не закончиться. Что удивительно, даже если вы будете состоять в отношениях и даже выйдете замуж, это никак не отразится на его восприятии. Он может подумать, что вы делаете это ему назло.
Если говорить о защите со стороны закона, что можно предпринять и как себя обезопасить? Ведь на данный момент нет закона, защищающего от преследователей.
На самом деле сделать можно очень мало. В этом плане незащищенность очень сильная. Если накапливаются заявления, есть доказательства и действия со стороны преследователя в реальной жизни, то можно говорить о принудительном освидетельствовании, т. е. о принудительной психиатрической экспертизе через суд. Неплохо взаимодействовать с полицией, участковым психиатром, который может проконсультировать. Но непосредственно освидетельствование они делают скорее уже только по решению суда.
Нужно понимать, что вы не несете ответственности за восприятие другого человека. То, что он воспринимает любое ваше действие болезненно по-своему — только его проблема, вы здесь не причем.
Фото: Aron Van de Pol
А что касается бывших мужей, парней, подруг? После расставания многие начинают преследовать и порой дело доходит до физического насилия. Что служит катализатором?
Такая реакция может срабатывать именно в момент разрыв отношений.

Может срабатывать момент «меня бросили, я никчемный». Либо еще может сыграть роль, как происходит расставание. Допустим, если к этому все шло, то расставание не является неожиданностью, происходит обоюдный разрыв. А когда для кого-то это становится неочевидным, тогда это может стать катализатором зависимости.

Отношения зависимости означают, что человек как будто без кого-то не может обходиться. Это нездоровая форма отношений. Опять же контакт происходит не с настоящим человеком, а с образом и со своими ощущениями, воспоминаниями по поводу этого человека. Но преследование незнакомцев — более патологично, чем преследование бывших. Потому что во втором случае хотя бы есть предыстория, почва.
Кристина Карандей
Кристина Карандей
Кто больше подвержен этой «болезни»: мужчины или женщины? С чем это связано?

Мужчины, они более агрессивны. Это больше вопрос формирования привязанности в детстве. Есть здоровая и нездоровая привязанность к родителям: к маме, например. А если привязанность нарушена, то в зависимости от того какой она будет (избегающей, уклоняющейся, с тревогой), формируется отношения человека с окружающим миром, людьми. Лечить это сложно.

Как себя вести в случае с невменяемыми людьми, с которыми были отношения?

Желательно тоже максимально ограничить общение, скрываться, потому что если преследователь настигнет свою цель, неизвестно, как он себя поведет. Все зависит от того, какой человек по типу личности, если он по натуре тиран, то это действительно опасно, он в аффекте может причинить вред. А если человек все равно адекватен, вы понимаете, что он не причинит вам вреда, то можно попробовать ему помочь пережить ваше расставание: разговаривать, но постепенно, так или иначе, сводить общение на нет, если вы понимаете, что человек зависим от вас.
Зачастую такие люди, живущие в своих фантазиях, выглядят вполне нормальными и что странно, их родные не замечают никакой патологии. Многое ли зависит от близких людей? Они могут как-то повлиять?
Иногда семьи не знают. Если смотреть без прикрас: такие люди развиваются в определенных семьях, явно не очень здоровых. Поэтому даже если есть контакт с семьей — они не обращают внимания и считают это нормальным. Всегда есть причина. Либо, если это заболевание, может быть наследственный фактор. Потому что психические заболевания обычно передаются по наследству. Даже если вы придадите огласке, подадите на него в суд, о его действиях узнают на работе и в семье, то они мало чем уже смогут помочь и как-то повлиять на него.
Фото: Clem Onojeghuo
Есть определенная теория, что люди, притягивающие таких душевнобольных, обычно сами подсознательно являются жертвами. Что Вы думаете по этому поводу? Так ли это с точки зрения психологии и если да, как с этим бороться?
Если бы это в жизни повторялось и было закономерностью на протяжении всех отношений в вашей жизни, которые шли по одному и тому же сценарию, то да, можно сказать, что дело в вас любимом. То есть на подсознательном уровне вы выбираете определенных людей. Важно отдавать себе отчет, что ходите по кругу. Что касаемо чувства жертвенности и «несчастности», то да, на что вы внутренне настроены, то вы и притягиваете.

Но нет никакой закономерности, что определенные поступки и люди притягивают душевнобольных людей. Это просто случай. От этого никто не застрахован, тем более в эру социальных сетей, когда мы все на виду. Информация стала слишком доступна. Любой может влезть в личную жизнь и потоптаться там ногами. Человеку проще на ком-то спроецировать свое восприятие и его проиграть. Да, есть ответственность, например, если вы девушка, то, как вы себя ведете и одеваетесь, но даже если на вас будет паранджа, это не значит, что к вам кто-то не прицепится.

Та же публичность соц. сетей: если девушка выкладывает фотографии, где она соблазнительная, то мужчины думают, что она готова к общению, близости и т. д., но это же не факт. В какой-то степени она ответственна за это. Но, с другой стороны, сейчас соц. сети несут функцию создания имиджа и служат площадкой для продвижения.
Фото: Christopher Burns
Как Вы думаете, интернет способствовал массовому развитию этой «болезни» или он просто дал больше возможностей нездоровым людям?
Интернет дал больше возможностей. Но существовало это всегда. Раньше звонили с автоматов и выслеживали до дома. Сейчас же таким людям проще поддерживать свое состояние при помощи соц. сетей. «Он» начитался, насмотрелся — значит идет постоянная подпитка его нездорового воображения.
Что Вы можете посоветовать людям, активно использующим социальные сети?
Быть аккуратными и относиться с вниманием к новым знакомым, и к той информации, которая появляется на страницах соц. сетей. Быть менее открытым — максимально создавать себе безопасность.
Еще
Интервью-журнал HITCH.SPACE
mail@hitch.space