Симоне Сальватори (Simone Salvatori) из итальянского музыкального коллектива Spiritual Front о Санкт-Петербурге, компромиссах с окружающей реальностью, об умении вдохновляться людьми, гастролях и фальши.

Привет! Для нас это долгожданное интервью. Рады познакомиться. Концерт прошел отлично, как и всегда. А тебе как? Все понравилось?

Симоне Сальватори: Да-да. Мне очень понравились атмосфера, энергия, люди. Было реально здорово. Мне понравился настрой и сильнейшая связь.

Это характерно только для Петербурга или, может, вообще для всей России?

Симоне Сальватори: Русские — очень страстный народ.

Spiritual Front в Питере не впервые. Да года назад вы выступали в клубе DADA. После концерта ты сказал, что так и не было времени посмотреть город. А на этот раз?

Симоне Сальватори: Да, нужно больше времени. Я здесь не так надолго, как хотелось бы. Но город у вас очень красивый, и люди приятные, так что я очень хочу вернуться и побыть здесь подольше. Так что я вернусь — сто процентов.

Отлично. Будем ждать. А теперь давай перейдем к серьезным вопросам. Вы описываете свою музыку как нигилистический суицидальный поп. Музыка нигилистична до мозга костей? Или вам удается находить компромиссы с окружающей реальностью?

Симоне Сальватори: Да, есть своего рода компромиссы… что-то вроде «pank row». Этот термин обозначает что-то вроде отказа. Термин отрицания. То есть то, о чем я обычно пою… о ненависти к конкретному укладу, о ненависти к клише. Все это связано с отрицанием. С отрицанием идеалов, лейблов, клише.

То есть идеалы тормозят нас?

Симоне Сальватори: Верно, потому что идеалы мешают нам действовать. Порой мы выстраиваем барьеры в голове.

Да уж, очень иронично. Хорошо, а что первично: собственные чувства и размышления или нечто извне, проходящее через тебя на сцене?

Симоне Сальватори: То, что приходит в голову?

Да, то, что приходит в голову извне, из внешнего мира.

Симоне Сальватори: Мне кажется, что самое важное — умение налаживать связь с людьми, умение вдохновляться ими. Мы хотим чувствовать энергию и отдавать взамен свою. То есть я не пою песен о любви или о проблемах окружающей среды. Я пою о себе. И мне хочется видеть что-то в людях, слышать что-то и отдавать что-то свое в ответ. Какой-то отклик. Мне кажется, в этом много творчества. И все это во имя творчества. Ненавижу, когда между мной и другими людьми лежит пропасть. Наоборот, мне нравится петь о чем-то и чем-то делиться.

А какая песня Spiritual Front у тебя самая любимая?

Симоне Сальватори: Это сложный вопрос. Мне нравятся многие песни из нашего европейского тура. Например, сегодня мы исполнили «Tenderness through Violence». Очень люблю эту песню. Что еще? Может, «Bastard Angel».

«Bastard Angel», о да!

Вечно любимая песня! А «Cold love»?

Симоне Сальватори: Да. Конечно. И «Cold Love» тоже.

Вторая песня концерта. Моя любимая. Ты однажды сказал, что расцениваешь свою музыку как саундтрек к собственной жизни. Значит ли это, что мы видим настоящего тебя, а не сценический образ?

Симоне Сальватори: Разница не такая уж огромная. Я — всегда я.

Ты — всегда ты? Значит все это о тебе? Все твои песни?

Симоне Сальватори: Я к тому, что не пою неискренне. Потому что если ты фальшивка, люди в два счета тебя раскусят и сразу поймут это. Если ты — фальшивка, то и действия твои — фальшивка. Но если ты откровенен, другие никогда не упрекнут тебя в этом.

Значит твои песни — это своего рода исповедь? Кстати о религии: насколько я знаю, ты не религиозен, однако эстетика и культура религии являются основной темой вашей музыки. С чем это связано?

Симоне Сальватори: Да, религия оказала на меня огромное влияние, потому что в детстве я посещал католическую школу.

То есть все идет из детства?

Симоне Сальватори: Да, верно. Я ведь из Рима. А Рим — очень католический город. Католичество везде. Даже если ты не признаешь религию, она поджидает тебя на каждом углу. И ты воспитываешься в этих традициях. И не можешь сбежать от них. Даже если религия тебе не по душе, она все равно является частью культуры. Я воспитывался в католической школе, но никогда не вдавался в религиозные проблемы. Однако мне нравится религия. Это часть наших традиций. А традиции — это часть нас. И пусть я не хожу в церковь по воскресеньям, я все равно уважаю религию как часть нашей культуры.

Да, ты упоминал в одном интервью, что религия — это часть нашей культуры. И…

Симоне Сальватори: И часть искусства.

Да, и часть искусства. Насколько я помню потребность верить во что-то есть функция человеческого мозга, так? А как ты думаешь, можно ли предположить, что для людей важнее коллективный разум нежели индивидуальность?

Симоне Сальватори: Быть частью чего-то коллективного?

Важно ли для человека быть частью чего-то коллективного, чем чего-то…

Симоне Сальватори: Да-да, иногда очень страшно и опасно взглянуть в зеркало собственных страданий и увидеть себя настоящего, свою личность, целостность своей натуры. Намного проще ощущать себя частью чего-то. Ведь ты можешь спрятать себя, спрятать свои желания, спрятать то, каким человеком являешься и каким хочешь быть. Да, но ты должен заставить себя наплевать на коллективный разум, найти людей, которые тоже послали его к черту, найти людей, которые не побоялись столкнуться с реальностью и самому искать эту реальность.

Выходит, «Angel» борется с коллективизмом?

Симоне Сальватори: Да. Коллективизм так же, как и общество, способен разъесть твою личность как рак. Поэтому ты обязан найти себя, познать свою натуру и выпрыгнуть из коллектива.

Это напомнило мне одно древневосточное понятие, возможно, ты его уже слышал — «Оседлать тигра». Это когда человеческий разум вступает в борьбу с первобытными инстинктами. Как считаешь, разум однажды одержит победу? Или нет?

Симоне Сальватори: Пока разум насыщается знанием, у него есть все шансы. Так что да, думаю да.

Мы сможем победить и больше ничего не чувствовать?

Симоне Сальватори: Пожалуй, но всегда нужно уметь находить компромиссы.

И последний вопрос. В чем, по-твоему, разница между духовностью и моралью? И может ли одно существовать без другого?

Симоне Сальватори: Вопрос в том, смогут ли они ужиться? Или не смогут? Или…

Может ли одно существовать без другого?

Симоне Сальватори: Естественно!

Почему?

Симоне Сальватори: Ты не сможешь стать духовным человеком не имея конкретного влияния… в большинстве оно связано с обществом, с местом проживания. А мораль, думаю, больше связана и с местом, и с культурой, и с воспитанием.

То есть мы опять говорим о коллективном и индивидуальном?

Симоне Сальватори: Да. На это сильно влияют место, культура, семья, религия…

Ясно. Ну вот, все серьезные вопросы закончились. В заключении поделись парой слов о будущих планах Симоне Сальватори. О новом альбоме Spiritual Front.

Симоне Сальватори: Буду работать! Первоначально мы хотели представить новый альбом сегодня, но нам потребовалось больше времени, чем я думал. Около 3 или 4 месяцев. А так у меня есть парочка проектов, которыми я планирую заняться, когда время будет.

А в Россию еще приедете?

Симоне Сальватори: Мне очень нравится Россия. Так что приеду, конечно.