В сентябре открылась 2 Угрюмочная в Петербурге — заведение для тех, кому очень грустно. На стене бара висит плакательная жилетка, работает телефон поддержки, а специально обученные бармены готовы тебя выслушать, вытянуть из хандры и заодно подать коктейль «Джоплин» в шприце. Поговорили с одним из основателей Угрюмочной Георгием Фарбессом о бизнесе, алкоголе и счастье.

Георгий Фарбесс

Сейчас Вы совладелец Угрюмочной, раньше были арт-директором Commode. Как Вы начинали свой путь: образование, первая работа?

Commode мы открывали вдвоем с партнером, я всегда был там совладельцем, просто у меня была должность арт-директора. Теперь на этой позиции работает отдельный человек — я этим не занимаюсь. Образование я получал по специальности «Реклама и связи с общественностью», первая моя работа была актером в театре, потом я работал ди-джеем в детской лагере, потом был ведущим и организатором мероприятий, потом стал арт-директором, потом начал заниматься заведениями. Вот такой путь, как мне кажется, довольно логичный и постепенный. Я начинал в Петербурге с анти-кафе Freedom — там я работал ведущим.

Насколько легко открыть бар или кафе в Петербурге?

Мне кажется, довольно легко, если делаешь это не в первый раз.
И если есть люди, к которым можно обратиться за советом.
В остальном главная трудность в том, что наша сфера очень рискованная. 90% заведений закрываются по разным причинам, даже когда их открывают очень опытные люди. И еще одна трудность в деньгах — это довольно дорогой для старта бизнес. Суммы измеряются миллионами рублей для запуска. И очень долгая окупаемость. В остальном спрос огромный.

Есть ли определенная специфика продвижения баров?

Очень неоднозначный вопрос. Мои бары все с ярко выраженной концепцией, поэтому у них своя определенная специфика продвижения. Если бы мы занимались чем-то обычным, например, просто торговали макаронами — делали бы ресторан в таком ключе — то продвижение кардинально отличалось бы от нашего.

Кстати, Commode работает по принципу тайм-кафе, в Угрюмочной та же история?

В Угрюмочной нет: люди платят за напитки, которые заказывают. В Commode формат — алкоголь по себестоимости. Угрюмочная — обычный бар с обычной концепцией.

Угрюмочная

Мои бары все с ярко выраженной концепцией

Когда вы привлекали инвестиции — как люди реагировали на предложение вложить деньги в Угрюмочную?

Мы по большому счету никогда не привлекали инвестиции, мы открываем Угрюмочные на данном этапе втроем, начальным составом, Оксана Василенко, Роберто Малазони. Я планирую начать привлекать инвестиции в ближайшее время, потому что хочется сеть покрупнее сделать, так что если кто-то из читателей заинтересуется — пускай мне пишут.

В одном из интервью Вы сказали, что в Петербурге достаточно сложно найти место, которое бы подходило для грусти и душевных разговоров. «Либо это клуб, либо шумный бар, если приличный, то чаще всего забит,» — как у вас дела с посещаемостью? И в каком настроении люди обычно приходят к вам?

У нас с посещаемостью дела очень хорошо. Первая Угрюмочная на Рубинштейна достигла в некотором смысле своего потолка. Там очень мало посадочных мест, и вряд ли мы сможем больше людей туда вместить. Поэтому мы открываем новые заведения. Люди обычно приходят к нам 70% веселыми, причем приходят компаниями; те люди, которые приходят грустными — в основном в одиночку, сидят за барной стойкой. И они обычно присоединяются к основной группе людей, потому что трудно стоять на волне грусти, когда вокруг люди хотят тебя из этого состояния всячески вытащить. Так что те, кто обычно приходят грустными — уходят веселыми.

Кто придумывал креативный концепт с подачей, например, коктейлей в шприцах и названия?

Коктейли в шприцах и названия придумывали учредители все вместе — у нас еще очень много идей, которые мы обязательно воплотим. Сейчас нам надо отладить работу во второй рюмочной, она пока до сих пор работает в тестовом режиме, поэтому мы еще дополним подачи, коктейли и новые названия тоже будут.

Плакательная жилетка

Те, кто обычно приходят грустными — уходят веселыми

Какой Ваш любимый коктейль?

Мне нравятся коктейли, в которых один или максимум два алкогольных ингредиента, поэтому я люблю больше всего дайкири, кровавую мэри и «Джоплин» в шприце, наверное.

Были ли за это время люди, которые реально рыдали в жилетку или пользовались телефоном поддержки?

Да, конечно, были люди, которые пользовались телефоном поддержки, их огромное количество. Тон больше сатирический, чем по настоящему грустный. Рыдали в жилетку, думаю, пару человек — это не так популярно.

На ваш взгляд, алкоголь может решить проблемы?

Как говорил мой кумир Гомер Симпсон: «За алкоголь — причину и решение всех наших проблем». Я думаю, что любые вещества, которые вызывают состояние измененного сознания, могут заставить по другому посмотреть на свои проблемы. И либо решить их, либо сделать еще хуже. Поэтому да, может решить, но чаще всего он просто отдаляет их решение. В общем, надо уметь пользоваться алкоголем, чтобы эти состояния помогли дать ответ на вопрос. Порой под алкоголем приходят такие мысли, которые в трезвом виде тебя не посещают. В трезвом виде очень сильное социальное давление и все такое, а под алкоголем это все как-то нивелируется.

Линия поддержки

В Москве Угрюмочная очень нужна

Ваши бармены в заведении проходили психологические консультации и у них есть спец. инструкция, помогающая ориентироваться, когда гостя необходимо утешить, а когда — дать возможность нагруститься вдоволь. Кто ее составлял и по каким критериям реально отличить одно от другого?

Скажем так: бармены это видят. Инструкция у них такая, что если человек приходит очень грустным, то ты, конечно, не будешь его шутками пытаться вытягивать из этого состояния, надо будет человека выслушать, если он грустный. И попытаться его утешить. Если человек приходит не по-настоящему грустный, а, так сказать, с надуманной грустью — таких, кстати, очень много, они же идут в Угрюмочную, поэтому надо надумать себе грусть — то этих людей очень легко вывести на шутки, ну и приобщить к более хорошему настроению.

Есть планы открыть Угрюмочную в Москве?

По поводу Москвы планы, конечно, есть. Единственное, там нужны заинтересованные люди с деньгами. В таком случае можно было бы это совместно устроить. Мы франшизу планируем сделать, но это, наверное, не в ближайшее время. Если в Москве найдутся люди, которые хотят открыть Угрюмочную — мы приедем, поможем, как-то войдем в долю или придумаем, в общем, систему. Конечно, в Москве Угрюмочная очень нужна.

Угрюмочная

Надо либо решать проблему, либо не волноваться о ней

Вы счастливый человек?

Да, я счастливый. Пришел к этому пару лет назад, когда понял, что глупо ругать себя за то, что я, скажем, поздно встаю — надо либо решать проблему, либо не волноваться о ней. И когда я к этому пришел, я понял, что очень мало вещей, которые меня в принципе могут выбить из колеи, так что я все время чувствую себя счастливым. И работа, которую я делаю — она тоже в этом помогает, потому что я вижу как людям нравится то, что мы создаем, люди счастливы когда приходят к нам: они встречают новых друзей, женятся, веселятся, поют, пляшут, — и, в общем, все это заряжает позитивной энергией. Поэтому наш род деятельности — он, наверное, не очень простой для старта, очень рискованный, очень много геморроя, потому что ты должен работать с большим количеством персонала, большим количеством поставщиков, с кучей госорганов, но он дает при правильном подходе хорошую доходность, а главное — он дает каждый день яркие радостные эмоции.