Вы получили образование инженера-механика и к 26 годам достигли немалых успехов в музыке. С какими трудностями Вам пришлось встретиться?

Я думаю, что трудности у всех схожие: по началу нужно делать буквально все самому — от афиши и рекламы до расстановки сцены и света на концерте. Ощущение, что тебя некому продвигать, отсутствие стабильных денежных перспектив. Часто скептическое отношение близких к твоим ещё скромным творческим начинаниям, благо меня это миновало. Это только малая часть трудностей, с которыми сталкиваются многие творческие люди, и тут не важно, выучились они на инженера-механика или нет.

Почему выбор пал на музыку? Когда Вы начали ей заниматься?

Я всегда знал, что изобразительная сфера это абсолютно не мое, я не могу изобразить даже простейшие вещи. Та же история и с танцами. А вот к музыке родители заметили способности с детства, и не мудрено, что в семье музыковеда (мама по первому образованию музыковед) и композитора ребёнка с музыкальными способностями отдали в муз. школу. Но там мне отбили наотрез желание заниматься музыкой. Потом кровь все равно взяла свое и, учась на инженера и иногда работая за бабушку в детском садике сторожем, я начал вспоминать, сидя вечерами за пианино в детском музыкальном зале, чему же меня учили в музыкалке. Тогда я был под впечатлением от Яна Тирсена, Людовико Эйнауди и в целом от стиля. Все произошло естественно.

Композитор Илья Бешевли

Сам процесс творчества для меня большой кайф и счастье

Что Вам дает музыка?

Музыка поменяла все, кардинально. До нее в моей жизни не было цели, и даже желания находить себя не было. Я просто учился для мамы, потому что так надо, тусовался с друзьями, слушал инди-рок. А теперь я живу в Москве, учусь в Гнесинке, и даже мое хобби связано с музыкой: я выискиваю пианино, рояли, где-то ремонтирую и продаю их — я стал разбираться в инструментах и сам научился их настраивать. Однажды на одном вечере перед выступлением я заметил, что 2 клавиши в самом нужном регистре не работают (хотя настройщик проверял инструмент за день) и мне эти знания пригодились, чтобы быстро подручными средствами исправить положение и не сорвать выступление. Основной мой заработок — концерты, как и у многих артистов, особенно в России. Сам процесс творчества для меня большой кайф и счастье, а уже готовые произведения, надеюсь, будут служить людям и давать им что-то.
Кстати, потребность в слушании музыки полностью подавляется, особенно когда готовлюсь к концертам или дописываю, записываю альбом.

Как Вы считаете, чтобы заниматься музыкой, ее создавать — нужно ли профессиональное муз. образование?

Главное, это потребность в творчестве, чтобы без этого и дня прожить не возможно было. Образование должно помогать правильно огранить те самородки, которые дает тебе твой талант, превращая их в шедевры, в бриллианты. Однако, соприкасаясь непосредственно с современной академической музыкой, преподавателями, всей этой тусовкой, у меня создаётся впечатление, что этот мир абсолютно оторван от реальности, что это от лаборатории для лаборатории и не более. Мне знакомство с этим миром мало что дает, совершенно это все не стоит всех усилий и времени, если Вы, конечно, не хотите писать современную академическую музыку. Я бы всем советовал учиться в музыкальной школе и муз. училище, колледже, там дают базу, делают из тебя музыканта, все остальное есть в интернете.

У Вас в творчестве прослеживаются довольно лирические мотивы — что Вас вдохновляет на создание такой музыки?

У меня в процессе сочинения часто все спонтанно происходит за инструментом, в момент творчества я могу быть абсолютно спокойным и улыбающимся, а из-под пальцев выходит что-то мрачное, скажем, или трагичное. Возможно это пульсация времени. Я же специально ничего не выражаю, настраивая свой мозг на определенную тему. Такое было пару раз всего лишь, и скорее это было выражение сильных чувств.

Композитор Илья Бешевли

Не хочу сказать, что рэп это плохо или хорошо, я просто его не понимаю

Вас называют «композитором Северного сияния» — откуда это пришло и как Вы относитесь к такому клише?

Эти красивые и пафосные слова написал один парень в моем первом пресс-релизе, это всего лишь слова и не более, всего лишь его видение. Я лично про себя так бы не написал, наверное. Могу сказать, что пока я жил в Красноярске, я соотносил себя и свою музыку с природой, перебравшись в Москву я написал альбом «Странник», сейчас вот выйдет альбом «Deja Vu», и оба эти альбома уже как бы на стыке природы и урбана, а вот следующий альбом, который выйдет в конце января — он уже больше про город, отходящий от природы. Я так все это ощущаю.

Как долго Вы работали над своим первым альбомом? Как технически проходит запись альбома?

Ой, по началу все писалось очень быстро и легко. Когда ты только начинаешь и, особенно, когда получаешь сразу положительную отдачу от творчества — при этом не ощущая своего масштаба и субординации, еще не имея самокритики — идет все так легко и естественно, что даже сейчас, спустя время, кажется чем-то нереальным. А записывали мы все на коленке, в малом зале академии, который почти нелегально дала нам добрая Вера Александровна. Запись происходила своими силами, спасибо моего другу Коле Шестакову — он, на энтузиазме, привез и поставил все свое оборудование — спасибо красноярским струнным музыкантам, кто тогда мне помогал.

В Вашем досье (прим. сайт miroman) отмечено, что любимая книга — произведение Астафьева «Прокляты и убиты». Это пацифизм или чувство глубокого сострадания?

А как можно разделить сострадание от пацифизма или пацифизм от сострадания? Конечно, и то, и другое. Астафьев говорил о войне правду, и только не читавший его и не знающий его творчества, его души может написать на своей машине страшные «41−45 можем повторить».

Композитор Илья Бешевли

Молодые люди часто интересуются жизнью за рубежом. В какой стране вы видите свое будущее, если не в России, и почему?

Я совсем мало где был в других странах и могу скорее сказать, где бы я точно не хотел жить: мне довелось побывать в юго восточной Азии 3 раза (2 раза Тайланд и 1 раз Филиппины). Там очень круто, море, фрукты, солнце, я очень хочу туда вернуться зимой, но вот жить бы там не смог по одной важной причине: слушать там классическую, фортепианную, инструментальную, серьезную музыку я не могу, не то что писать. Там совершенно другая планета, не для этого. Я бы там не смог работать. А так мечтаю объехать весь мир с концертами, может, в каком-то уголке мира душа срезонирует и захочется там остаться. Я много поездил по России, мне много где нравится, но жить, наверное, если выбирать нашу страну, я смог бы только в Москве, еще мне нравится академгородок под Новосибирском. Больше всего хочется побывать в Нью-Йорке и Исландии. А попутешествовать в качестве отдыха — в Грузии, Греции.

Сейчас массовая эпоха рэпа, как Вы относитесь к этому? Вы слушаете рэп?

Я рэп не слушаю, я слушал его в подростковом возрасте, мне искренне нравились какие-то вещи. Буквально недавно я наткнулся на ютубе на подборку отрывков из хитов русского рэпа за последние 10−12 лет, включая самый свежак, я это посмотрел с полным равнодушием. Не хочу сказать, что рэп это плохо или хорошо, я просто его не понимаю.

Что для Вас успех?

Плох тот солдат, кто не хочет стать генералом. Для творческого человека одна из высших целей — остаться в истории. Я понимаю, что с тем материалом, с которым меня сейчас знают люди — это невозможно, но я надеюсь, у меня есть еще возможность найти что-то, время и покажет. Если более приземленно, то успех, наверное, это то, когда ты можешь свободно осуществлять свои большие и маленькие мечты, когда у тебя есть цель в жизни, когда рядом нужные, любимые, близкие люди, когда знаешь такое место в мире, которое ты можешь назвать своим домом, где ты мог бы создать семью.