3 мая в питерском клубе Ионотека случилось выступление группы «Альянс» — культовой нью-вейв-команды 80-х, чей бессмертный хит «На Заре» до сих пор вызывает трепет у слушателей всех возрастов, да и остальные песни коллектива — «Фальстарт», «Дайте Огня», «День Освобождения», «Смерти Нет» — не оставляют публику равнодушной. Это было всего лишь второе посещение Альянсом Петербурга и собственно Ионотеки, но зал был полон и довольно активно поддерживал группу. Несмотря на то, что самой группе уже больше 35 лет, а её бессменному фронтмену Игорю Журавлёву далеко за 55, в зале практически не было его ровесников — лишь молодёжь от 15 до 35, что, согласитесь, удивительно и встретишь нечасто. По окончании концерта, мы пропустили огромную очередь из желающих заполучить автограф и сделать селфи с участниками команды в лице самого Игоря Журавлёва (далее И.Ж.), традиционно отвечающего за вокал и гитару, Андрея Туманова (далее А.Т.) — бас-гитариста и ещё одного ветерана команды, а также Мити Журавлёва (далее — М.Ж.) — сына Игоря Журавлёва и самого молодого участника группы, который в команде отвечает за ударные. Когда очередь иссякла, мы заглянули в гримерку к музыкантам и поговорили о самых первых гастролях в Ленинграде, недавней документалке о «Героях Советского Нью-Вейва», возможности новых релизов, надуманности противостояния ленинградских и московских рокеров и о том, не мешает ли публике известность их самого главного хита в карьере воспринимать остальные творения «Альянса».

* * *

Сегодня ваш второй концерт в клубе Ионотека за последний год. А приходилось ли раньше «Альянсу» выступать в Ленинграде/Петербурге?

И. Ж: Ну как-то да, было, мы под фанеру, помню, выступили с Инной Желанной.

А как это происходило?

И.Ж: Ну это был Дворец Спорта, там много всяких исполнителей было, мы там одну песню под фанеру сыграли, я даже как-то плохо помню.

Не так давно в сети появился фильм «Герои советского нью-вейва», снятый ещё в 2016 году, в котором Вы приняли участие в качестве спикера. Довольны ли Вы фильмом и что из сказанного Вами в процессе съемок не попало в финальную версию?

И.Ж.: Ну это я не помню, чтоб там не попало, по-моему всё попало! (обращаясь к Михаилу Туманову) Ты смотрел фильм?

А.Т.: Угу!

И.Ж: Я тоже смотрел, мне понравился фильм. Ну вот что там не попало?

Некоторые жалуются, что там что-то исказили…

И.Ж.: Да нет, всё нормально

Альянс
Альянс

Мы все такие ленивые и такие занятые, что нам трудно собраться

Глядя на ваши нынешние концерты я удивляюсь тому, что с каждым годом ваша публика всё молодеет и молодеет, при этом старшего поколения не видно, что мало за какими рок-ветеранами в принципе водится. В чём, по вашему, секрет того, что ваши песни, написанные лет 30 тому назад не только не стареют, но и до сих пор способны попасть в душу даже тем, кто не родился на пике вашей славы?

И.Ж.: Я думаю, секрет прост — у нас просто красивые песни, красивая музыка, вот и всё!

К слову при всём этом сама группа «Альянс» давно не радовала слушателей новым материалом. Услышим ли мы когда-нибудь от вас новый альбом?

И.Ж.: Да, услышите, конечно, у нас много материала, он просто в сыром виде… К сожалению, мы все такие ленивые и такие занятые, что нам трудно собраться.

М.Ж.: Сингл будет, релиз будет летом!

И.Ж: … поднажать и сделать, на альбом-то наберётся материал.

И планируется ли переиздание вашей дискографии на виниле/CD, ну или хотя бы на кассетах?

М.Ж.: На кассетах. Но не переиздания, мы хотим новый материал выпускать на кассетах. И даже на бобинах. Может на виниле тоже. Насчёт переизданий вот я не знаю даже.

И.Ж.: Я тоже не знаю. Но чё-то там вроде планировалось.

М.Ж.: Но новый материал точно.

И.Ж.: В принципе и так всё вышло, много всего, но купить трудно в Москве даже мне. В Литве достать только можно.

Альянс
Альянс

Верь — чудо свершится!

Давайте немного перенесемся в прошлое и вспомним тот знаменитый телемост Москва-Ленинград, на котором впервые на весь Советский Союз прозвучал ваш опус магнум под названием «На Заре». Как вам — группе, которая ещё недавно была «лидером» чёрных списков — удалось попасть туда? (примечание для читателей: Альянс с 1984 по 1986 год действительно находился в печально известных списках запрещённых групп, причём группа действительно стояла там первой, из-за чего в тот период она временно прекратила существование)

И.Ж.: Ну, а чё? Это же был телемост между Московской Рок-Лабораторией и Рок-Клубом питерским, вот, и почему бы нет, мы же были в Лаборатории, так сказать, на хорошем счету, правильно я говорю?

А.Т.: Да

И.Ж.: То есть, так сказать, мы были в первом эшелоне и совершенно спокойно попали туда.

И самое интересное — как вы достали все эти довольно стильные вещички, в которых вы выступали — лампасы на плече у вас, гавайская рубаха…

И.Ж.: Неее, не лампасы, а эполеты!

Точно, эполеты, извините! Гавайская рубаха с футуристическими очками у Олега Парастаева и прочие косухи с медалями?

И.Ж.: Тишинский рынок! Одним словом! Половина оттуда, половина ещё откуда-то. Эполеты мне вот делала мама Митина, жена моя.

Поддерживаете ли вы сейчас отношения с Олегом Парастаевым (клавишник золотого состава группы, автор песни «На Заре», впоследствии создавший другой значимый московский нью-вейв-коллектив из 80-х — НРГ) и возможно ли когда-нибудь, пусть и временное, но воссоединение «золотого состава» Альянса?

М.Ж.: Костя Гаврилов (второй клавишник альянса в 80-е — прим.авт.) в Сан-Франциско живет и сюда он возвращаться не хочет, на Родину.

И.Ж.: Он то ли в Сан-Диего, то ли в Лос-Анджелесе.

А.Т.: Нет, он именно в Сан-Франциско живет, работает в букинг-компании DJ Design.

И.Ж.: А Олег? Ну Олег…

М.Ж.: Я предложил ему в клипе сняться. Он согласился. Посмотрим…

И.Ж.: Нууу, живьём-то вряд ли. Маловероятно. Но всё возможно в этой жизни. Всякое бывает. Я… много чудес видел. Больше чудес я от жизни не жду.

Почему так?

И.Ж.: Ну это первые строчки нашей песни «К Родине». Хотя это в 90-е я писал, когда находился в совершенно упадническом состоянии. Я просто вспомнил эту фразу. На самом деле верь — чудо свершится!

И ещё немного о старых участниках — следите ли вы за карьерой Инны Желанной, которая, как известно, начинала у вас, и возможно ли когда-нибудь возвращение к экспериментам в духе «Сделано в Белом»?

И.Ж: Нет, к сожалению, невозможно. Я конечно слежу… краем глаза за её творчеством, но она ушла в какую-то совсем театральную атмосферу… сейчас больше театром она занимается — музыки, на мой взгляд, там уже нет. Нет, к «Сделано в Белом» мы, конечно, не вернёмся.

А с чем это связано?

И.Ж.: Ну, во-первых, это уже прошлый этап, этап пройденный, возвращаться к нему… я не знаю, честно говоря, не думаю, что вот мы повторим эти опыты этнические, которые были в «Сделано в Белом».

Да это и не нужно сейчас?

И.Ж.: Ну уже да. Уже много групп, которые включают какие-то этнические вещи в свою музыку, тогда это было ново, свежо, сейчас это уже не нужно.

Вы как-то говорили, что в 80-е существовало условное противостояние Ленинградского Рок-Клуба и Московской Рок-Лаборатории — мол, в Москве группы в основном были более музыкальные, а в Питере напротив — полно было абсолютно не музыкальных групп, при том, что в Питере куда больше было бунта, чем в Москве. Это условное противостояние никак не влияло на отношения между московскими и питерскими музыкантами?

И.Ж.: Нет, на мой взгляд, не влияло

А.Т.: По-моему, мне кажется, что это вообще тема надуманная и среди музыкантов такого мнения и не было. Это больше музыкальные критики и какие-то…

И.Ж.: Нет, ну конечно, была какая-то соревновательность.

Но ходила ведь фраза: «В Питере играют герои, а в Москве — шуты», —которую приписывали Цою.

А.Т.: Во всяком случае московские музыканты более сдержаны. Относительно всяких высказываний.

И.Ж.: Аааа, ну это, наверное, про Мамонова было, про нашего знаменитого! Вероятно, не могу сказать, что там «Вежливый Отказ» — шуты или «Николай Коперник» — шуты, или мы — шуты, в общем, кажется, это Витя загнул!

А вы сами, возвращаясь к первому вопросу, дружили хоть с кем-то из питерских музыкантов?

И.Ж.: Да! Я дружил с Витей Сологубом из «Странных Игр» и дружу, мне кажется, до сих пор, и с Чередниковым, с барабанщиком.

М.Ж.: С Цоем тоже!

И.Ж.: Ну с Цоем мы так и не подружились, не успели, я просто думал, что время ещё будет, а он, видите, внезапно… внезапно покинул этот мир. А… мы ещё с Женей Фёдоровым из Tequillajazz дружим…

Расскажите о том, как вы оказались на мероприятии, которое вошло в историю, как «Последний концерт группы «Кино''». И как вообще пережили разогрев самого Виктора Цоя?

И.Ж.: Нууу, пережил как-то! Мы не один раз его разогревали, много.

Да, но вы как-то вспоминали историю о том, что вас перед тем выступлением пытались даже освистать.

И.Ж.: Нет, на этом нет. Нас никто не свистал, люди просто между песнями кричали: «Цо-я! Цо-я!», но никто не освистывал. Где-то после третьей-четвёртой песни на нас никто не кричал, всё нормально было.

Ещё, помнится, вы как-то рассказывали, что даже стали свидетелями оглушительного провала проекта Army of Lovers у них на родине, где вы выступали после них (и успешно). Что вызвало такую ярость у зрителей?

И.Ж.: Фанера. Фонограмма.

Между вторым распадом «Альянса» в 1993 и его окончательным воссоединением в 2008-м году прошло 15 лет. Чем вы занимались всё это время и насколько сложно или легко для вас после 15 лет молчания начинать всё заново?

И.Ж.: Тусовался я очень много. Тусовался я, в общем, по клубам с Матросской Тишиной.

Но музыкой вы не занимались?

И.Ж.: Нет. Не занимался.

Дивиденды — это что?

Как на вас вышел Тимур Бекмамбетов и получили ли вы хоть какие-то дивиденды от использования песни «На Заре» в фильме «Хардкор»?

И.Ж.: Дивиденды — это что?

Ну и деньги, и выгода.

И.Ж.: Ну да, конечно. Всё получили. И очень хорошо получили. Это Илья Найшуллер.

Он вас на Тимура вывел?

И.Ж.: Да, мы познакомились просто на одном фестивале, у него своя отличная группа Biting Elbows, симпатизировали друг другу, а тут он пошёл в режиссеры и вдруг вспомнил.

А сам фильм Вам как?

И.Ж.: Я отрывки посмотрел, понял в чём там фишка, но весь фильм не посмотрел, потому не могу ничего сказать. Я вообще к кинематографу…

И всё же — не обидно ли вам, что многие, невзирая на поднятый заново интерес к группе, и несмотря на огромное количество достойного материала воспринимают вас, как «one hit wonder»?

И.Ж.: Нуууу, не уверен в этом.

Согласитесь, песню «На Заре» вспоминают гораздо чаще, когда речь заходит о вашей группе.

И.Ж.: Ну и что? А группу Eagles вспоминают по песне «Отель Калифорния», а Uriah Heep — July Morning, это нормально!

То есть не расстраиваетесь?

И.Ж.: Нет, не расстраиваемся! Я знаю, что и другие песни всем нравятся — «Дайте Огня!», например, «Смерти Нет» сегодня просили (действительно публика во время выступления группы просила эту песню, но музыканты не стали её исполнять, сославшись на то, что не подготовили эту песню к концерту — прим авт.), «К Родине».

Ну, надеюсь, песню «Смерти Нет» мы ещё услышим в следующий раз.

И.Ж.: Да, в следующий раз!