Инна Желанная

«Любая новая попытка — это в каком-то смысле эксперимент». Инна Желанная о музыкальных экспериментах и сегодняшнем состоянии world music.
Фото: web
Текст: Арсений Иволгин
Инна Желанная
13 февраля вы празднуете день рождения группы на сцене. Концерт приурочен к событию — или это приятное совпадение?

Мы каждый год отмечаем день рождения группы. Первый наш концерт состоялся 24 февраля 2007 года в московском клубе «Апельсин», — с тех пор каждый год в феврале мы делаем праздничные концерты в Москве и Питере.
Как часто и каким образом отмечаете определенные вехи в истории группы (день рождения группы, выпуск альбома, клипа, сингла)?

По мере появления нового материала мы либо показываем его в концертной программе, либо издаем альбомы. «Изворот», например, стал первым студийным альбомом, до этого мы выпускали только концертные DVD. Не знаю, как отсчитывать вехи и надо ли их отмечать, — честно говоря, не задавались этим вопросом.
На концертах вы играете новый материал из «Изворота» и незыблемые хиты, — или бывает так, что берете песни, которые не играли много лет, и как-то по-особому их исполняете, переосмыслив? Как происходит составление трек-листа для выступления?

Трек-лист составляется обычно заранее, на репетициях. Бывает, что хочется вспомнить старенькое, но это нечасто. Мы не особо любим «переосмысливать» песни, которые сделаны давно и обкатаны многими концертами. Но есть вещи, которые и нам, и публике очень дороги. Например, «Мысли» или «Пшеница» из альбома «Зима». Без клавишника Аркадия Марто, который тогда с нами играл, они не получаются — чисто технически, не хватает инструмента, — поэтому мы регулярно возвращаемся к ним, чтобы как-то переосмыслить их и воссоздать. Но результат пока не может превзойти то идеальное звучание, какое было на альбоме.
Интересно ваше мнение о публике в России и, например, в Польше или Германии. Есть ли различия в качестве или количестве? Понимают ли иностранцы стержень ваших песен, или у музыки все-таки интернациональный язык? Отличается ли программа?

Программа не отличается. Публика вроде бы тоже. У нас на концертах люди заинтересованные, слушающие, — и это внушает уверенность, что нашу музыку чувствуют и понимают.
Повлияет ли принятие закона о СРО на вашу концертную деятельность? Ваше мнение по данному вопросу в целом.

Есть опасения, что повлиял бы. На мой взгляд, этот закон никому не нужен – ни продюсерам, ни промоутерам, ни артистам, ни зрителям. Надеюсь, его не примут.
От СРО перейдем к блокировкам солидных сайтов в интернете. Вы за или против блокировки того же самого Rutracker'а? Ваше отношение к авторскому праву и «пиратскому» распространению музыки?

Я не в курсе блокировки сайтов. Пиратство — это плохо. Как с ним бороться, я не знаю. Музыку, которую хочу иметь у себя, я покупаю в iTunes. Наверно, так и бороться — покупать.
Каковы нюансы в собирании «с миру по нитке» на «Планете.ру» и подобных платформах? Насколько это тяжело? Чему вас научил этот опыт?

Это не «с миру по нитке», а инвестирование акционерами средств в продукт на стадии его изготовления. Оказалось очень стоящее дело, полезное не только артисту, но и поклонникам, которые имеют возможность своей поддержкой поучаствовать в создании альбома и получить уникальные бонусы: например, побывать в студии на записи, посетить репетицию, первым получить экземпляры альбома с автографами, увидеть свою фамилию на обложке и так далее. Мы бесконечно признательны каждому, кто принял в этом участие, и обязательно воспользуемся поддержкой наших преданных слушателей для осуществления еще какой-нибудь идеи, — будь то альбом, клип или фильм о группе.
Автор книги, известный музыкальный журналист, в семидесятых — редактор Rolling Stone, провел с Led Zeppelin несколько безумных дней в 1975 году во время тура группы по Калифорнии, пообщался с множеством людей, связанных с «цеппелинами», и в 1985‑м выпустил свою книгу, ставшую бестселлером. Вокруг Led Zeppelin всегда существовали «дурные вибрации», и история группы полна сомнительных казусов и настоящих трагедий, но благодаря тому, что книга Дэвиса изобилует повторяющимися мотивами, читать ее довольно смешно. Среди этих лейтмотивов: взаимная нелюбовь LZ и американского Rolling Stone (увы), беспробудное пьянство Джона Бонэма, а также омерзительные драки и развлечения музыкантов на гастролях, тщательно скрывавшиеся от их жен. Жизнь участников группы, собственно, и была одним большим гастрольным туром, который время от времени прерывался ради записи очередного великого альбома. В «Молоте богов» подробно рассказано обо всех пластинках группы, а также дана дискография, включающая и сольные альбомы — правда, она обрывается на релизах девяностых, и российское издательство вполне могло бы дополнить устаревший список. Кроме того, Дэвис не раз упоминает легенду о том, что музыканты за успешную карьеру продали души дьяволу, но чересчур подробно на оккультных увлечениях своих героев не останавливается. Несмотря на то что Роберт Плант отозвался о книге пренебрежительно, а Джимми Пейдж и вовсе признался, что не дочитал ее и выбросил в окошко (стоило ли ожидатьиной реакции?), «Молот богов» можно рекомендовать всякому, кто хочет узнать больше о Led Zeppelin.

Инна Желанная: литературное произведение, которое обязательно нужно прочесть
«Молот Богов», Стивена Дэвиса
Расскажите немного об участниках группы: полным ли составом вы играете; кто отвечает за концертный видеоарт — и так далее.

Если вы имеете в виду авторскую программу, то и ее в последнее время мы играли полным составом. Это бессменный басист Сергей «Гребстель» Калачев, саксофонист Олег Маряхин, барабанщик Дмитрий Фролов, звукорежиссер Владимир Губатов. Видеоартом занимается у нас Алексей «Чой» Зачесов. Мы были давно знакомы, мне нравилась его группа («Девять»), нравилось, как он делает клипы, и я предложила ему попробовать заняться нашим концертным видео. У него это как-то сразу стало получаться, и он так увлекся, что в какой-то момент почувствовал нехватку знаний и за год окончил Британскую высшую школу театрального дизайна: теперь он дипломированный сценограф или, иначе говоря, художник-постановщик. Алексей работает с множеством известных музыкальных коллективов и театров.
Как зарождалась жажда эксперимента в музыке? Какие необычные звуки в планах записи — и как скоро ждать новых откровений? Есть ли еще в архивах Старостина неизведанные закутки? Что такое, в вашем понимании, хороший звук?

Любая новая попытка — это в каком-то смысле эксперимент. Все вокруг стремительно меняется, появляются новые технические средства, новые тенденции в мировой музыке. Мы за этим понемногу следим: что-то нравится, что-то волей-неволей впитывается и, в конце концов, проявляется и в нашем творчестве. Хороший звук — это когда громко и комфортно и играют хорошие музыканты.
Насколько приятнее слушать винил, чем тот же flack? На чем слушаете музыку дома? Издаться на виниле — это пиковый этап в записи или, возможно, есть что-то еще?

Говорят, что разница есть. Но по мне, это все от лукавого. Если начать сравнивать, то я, конечно, отличу винил от мр3, но на мое восприятие музыки это никак не влияет. Выпустить альбом на виниле — дань моде в нашем случае, не более того. Издавать на виниле звук, записанный в цифровой студии, — это же профанация по большому счету.

Дома я не слушаю музыку, только с телефона в дороге иногда. В формате мр3. Иногда езжу в гости к друзьям слушать старые виниловые пластинки, — бывают у нас такие тематические посиделки.
Как сильно помогают соцсети распространению творчества? Как быстро надоедают новые гаджеты и приложения, например, перископ?

Помогают, конечно, если этим регулярно заниматься — выкладывать новости, показывать новые песни, подогревать интерес, придумывать бесконечные инфоповоды и всяческими прочими способами говорить публике: «Ау, мы здесь, мы существуем». Перископ мы используем, когда есть что показать. Вчера выходили «в эфир» во время фотосессии. Но чаще просто забываем. Не привыкли пока держать через него связь с миром.
Планируются ли какие-либо музыкальные коллаборации? Есть ли желание сделать каверы на музыку коллег?

Планов таких нет, но я бы тоже с удовольствием с кем-нибудь посотрудничала, — это всегда интересно: новые люди, новый взгляд. Сделать несколько каверов на давно любимые песни мне когда-то хотелось, но пока руки не доходят, — есть более насущные дела.
По вашим ощущениям: остыл ли интерес к world music и что сейчас популярно — в каком направлении лучше двигаться, чтобы возглавить колонну популярности? Дают ли телевизионные творческие шоу хоть какую-то надежду — или это просто красивая картинка для вечернего ужина?

Есть огромное количество фестивалей, пропагандирующих эту музыку, и их все больше и больше, а у фестивалей есть многотысячная публика, — значит, это людям нужно и будет жить и развиваться.

Лучше двигаться двигаться в том направлении, к которому душа лежит, и не стараться что-то возглавить. Если вы идете в музыку, чтобы просто стать популярным, тогда играйте шансон, не ошибетесь. А если вам есть что сказать от себя, то какая разница, популярны вы или нет? Про тв-шоу не знаю, что сказать, наверно, они дают участникам новый творческий виток, известность, востребованность, новые концертные площадки.
Немного предсказаний о будущем музыкальной индустрии?

Все будет хорошо в музыкальной индустрии.