Илья Барамия, «Самое Большое Простое Число» (СПБЧ)

Музыкант Илья Барамия из группы «СБПЧ», оказавшейся гениальным side-проектом концертной истории «Елочных игрушек», делится импрессией о рок-концертах в классических музеях и предсказывает воссоединение электронного первоисточника.
Фото: web
Текст: Павел Щипков
Илья Барамия, «Самое Большое Простое Число» (СПБЧ)
У СБПЧ были выступления в необыкновенных местах?

Да, в Государственном музее изобразительных искусств имени Пушкина. Было здорово! Это было интересно, потому что раньше там никогда не проводились рок-концерты. Там играют классику, даже органные вечера бывают, поэтому все волновались. Самое интересное, самое приятное и главное, — что концерт был для детей. Тогда проводился «детский день», когда вместо экскурсоводов были дети. Они все были в майках «Я покажу тебе музей». Дети вели все экскурсии целый день: с десяти утра до восьми вечера это была их территория. Было много народу, прям вот драйв такой! Мы выступали уже на детских праздниках. Самые положительные впечатления всегда именно от таких концертов.
«Все, пойдем, пойдем отсюда, я посмотрел уже!»
А сын бывает на ваших концертах?

Он пока маленький. Его притащили один раз, когда мы выступали на Елагином острове. Сыну было слишком громко. Он сказал: «Все, пойдем, пойдем отсюда, я посмотрел уже!». Он, конечно, хочет, чтобы я меньше ездил.

У ребенка уже есть интерес к музыке?

Еще рано. Но потом хотелось бы, конечно. Он повторяет мелодии, — кстати, неплохо, — у него хорошая музыкальная память.
А где лучшая публика?

Такой вопрос часто задают. На него сложно ответить, потому что на концерты всегда приходят люди, которым нравится музыка. Обычно чем южнее, тем больше танцуют, хотя на севере мы давненько не были.
Удивляли вас где-нибудь?

Самое удивительное — это когда получается очень хороший концерт, и все довольны, все пляшут. Вот на том концерте в музее, естественно, не было сцены, нам просто отгородили веревочкой пространство. Нельзя было громко включить звук, помещение очень гулкое, поэтому играли по памяти и на внутреннем драйве, — зато весело. Передо мною девочка лет четырех-пяти проплясала весь концерт.
Согласен ли ты, что сейчас перестали слушать альбомы целиком?

Наверное, да. Я не знаю. У меня есть привычка слушать целиком все «высказывание» музыканта или группы, я привык так. Я даже не стал подписываться на Apple Music. Я предпочитаю найти, оценить, скачать альбом, скачать ранний альбом. Так становится понятно то, что нельзя понять по одной песне.
Что ты бы порекомендовал из последнего прослушанного тобой?

Группа Floating Points — современная электронная группа, есть в ней какая-то легкость. Группа Slaves — английский панк-рок.

А из современных молодых исполнителей?

Группы On The Go, Tesla Boy, «Наадя».
Мы бы хотели узнать про музыкальную премию «Золотая горгулья». Что это и как это было?

Было классно! Очень тесно! В клубе «16 тонн» был полный зал. Церемония позиционируется как несерьезное мероприятие и проходит довольно сумбурно. «16 тонн» — хороший концертный клуб, и при всей несерьезности было приятно. («Золотая Горгулья» — независимая музыкальная премия московского клуба «16 тонн», определяющая среди выступивших на сцене клуба в течение года музыкантов двенадцать самых талантливых — прим. ред.)
Возможно ли возвращение «Елочных игрушек» после СБПЧ?

Да, конечно возможно! Сейчас вот наэкспериментируемся по отдельности. У нас сейчас очень разошлись музыкальные видения, и я не могу понять, как мы сможем это соединить обратно, но опыт показывает, что это обязательно случится.
В СБПЧ сначала пишется музыка, а потом текст? Или наоборот?

В СБПЧ музыку пишет Кирилл, а как рождаются тексты — это совсем непонятная вещь. Обычно возникают какие-то сочетания, они связываются с музыкой, но это буквально несколько фраз, которые задают настроение, ритмически согласуются. А потом Кирилл куда-то уезжает и приезжает с текстами на весь альбом. (Кирилл Иванов — фронтмен группы «Самое Большое Простое Число» — прим. ред.)

Понятно, что говорить о популярности с музыкантом странно, но пару слов об известности.

В музее, когда подходили дети лет четырнадцати, — вот это было круто, это было важно. Они действительно слышали, знали.
Знаете ли вы, насколько СБПЧ влияет на людей, на ваших слушателей?

Мы стараемся, чтобы концерты были яркими, веселыми или, наоборот, захватывающими, мрачными, чтобы было интересно, чтобы был хороший звук, хороший свет. Влияние музыки не зависит от нас. Сейчас не хватает позитивной музыки, слишком много тяжелого, заставляющего задуматься. Хочется избежать этого, вовлечь в энергичное, светлое, солнечное.
Как не растерять этот позитивный настой в тяжелое время?

Слушайте музыку. Ищите хорошую музыку. Она вам точно поможет в дороге, в учебе, в быту и на отдыхе.