Hawksmeat: «Играть музыку — это ведь обряд, волшебство, мистика»

Группа Hawksmeat о важности формы и содержания в музыке и о том, как из разногласий рождается что-то особенное.
Фото: Ольга Хумпа
Текст: Павел Тигай
Hawksmeat
С чего началось ваше творчество?
Талгат: Мы знакомы уже долгое время. Еще до создания Hawksmeat мы играли вместе — всякую ерунду в основном. Любили развлекаться, играя каверы. А потом решили собрать полноценный состав и сделать что-то относительно серьезное, интересное для себя. Изначально определились со стилем музыки — это было нечто, не претендующее на конкретный жанр. Мы хотели играть то, что нравится слушателям.
Но склонялись к какому-нибудь музыкальному вектору?
Максим: Мы собирались играть блюз-рок. Все слушали Джека Уайта и The Black Keys.

Талгат: У нас все равно разные музыкальные вкусы. Чем серьезнее каждый из нас начал относиться к проекту, тем больше возникало внутренних разногласий, — и тем сильнее мы начали отклоняться от первоначального вектора. Это сделало нашу музыку более индивидуальной.

Александр: Эта история стара как мир: в группе находятся люди с разными музыкальными вкусами. В наших конфликтах и спорах рождается что-то, стоящее этих мучений. Из драки появляется светлая идея.
Hawksmeat
Hawksmeat
Трудно находить компромисс?
Александр: Ужасно! Я полагаю, что это реальная проблема. Мне кажется, мы часто морально устаем от того, что слишком резонируем друг с другом. Но благодаря этому в нашей музыке появляется что-то особенное.
Ваша музыкальная деятельность — это лишь проект или идейная трансляция?
Максим: Необходимо делать только то, что нравится самим, и не допускать никакого уклона в коммерцию. Мне очень хочется, чтобы это был не медиапроект, а именно трансляция. Нужно постоянно что-то делать, и неважно, сколько людей это услышит.

Талгат: Я считаю, что не обладаю суперидеей, которую мог бы донести через музыку. Я отношусь к нашей музыкальной деятельности так же серьезно, как и Максим, но все-таки больше вижу в этом проект.

Александр: Здесь, мне кажется, есть еще третий вариант, помимо проекта и трансляции. Современная музыка в какой-то степени медитативная. Играть музыку — это ведь обряд, волшебство, мистика. Этот процесс дорогого стоит, и именно это и вдохновляет.
Hawksmeat
Hawksmeat
В вашей музыке вы видите законченность формы?
Александр: Мне кажется, наша музыка имеет незаконченную форму. Более того, к каждому концерту мы сильно переделываем программу, меняем песни — нас все время что-то не устраивает. Это здорово, когда человек критически относится к созданному, но у нас это доведено до абсолюта. Мы в жанровом движении, и весь материал, который сейчас есть, очень изменится, прежде чем мы его запишем. Мы еще не пришли к консенсусу.

Максим: Но мы достигли момента, когда у нас вроде бы сформировалась программа. Сейчас все относительно довольны тем, как мы звучим. Мы понимаем, что следует немного замедлиться и записать имеющийся материал, чтобы поставить точку и двигаться дальше.
Hawksmeat
Hawksmeat
Что для вас важнее: форма или содержание?
Талгат: Содержание должно быть оригинальным. Сейчас сложно найти и донести что-то, о чем никогда не говорилось. Трудно сконцентрироваться и преподнести новое интересное содержание. Сейчас почти все делают акцент на форме. Эпоха метамодернизма — содержание теперь не в моде.

Максим: А я больше за содержание, чем за форму. Я уделяю меньше внимания современным модным течениям, чем ребята. Сейчас кажется, что все уже сказано. Но ничего не меняется, никаких новых культурных или духовных ценностей не возникло за последнюю тысячу лет.

Александр: Любая единица нашей музыки — это эмоция, которую мы облекаем в форму. Форма и содержание — два разных процесса, и ни один из них не важнее другого.