Hann With Gun: «Если „музыкальное полотно“ имеет идею и способно вызывать какие-либо эмоции, то оно обретет свою аудиторию»
Hann With Gun о восприятии музыки в России, пороге «слушательского входа» и диалоге со слушателем.
Текст: Глеб Глядо
Hann with Gun
Hann with Gun / фото Hurricanehank
Чего в тебе больше: исполнителя, композитора, саунд-артиста? Что ты вкладываешь в эти понятия?
Для меня все это — неразрывные части одного целого. Исполнение всегда идет рядом с композицией, ведь чтобы идея обрела форму, ее необходимо исполнить и записать. Что же касается саунд-дизайна, то он как специи в блюде — придает всему уникальный оттенок. Я делаю все сам и мне одинаково интересны все эти сферы, поэтому я не разделяю их по степени важности, а стараюсь совершенствоваться в каждой из них.
Что больше нравится: процесс создания музыки или выступления?
Выступление — это диалог со слушателем, взаимный обмен энергией, во время которого ты понимаешь, зачем и для кого ты это делаешь. Для меня это очень важно, и я работаю над выступлениями так же серьезно, как и над созданием музыки. И мне очень важна атмосфера, поэтому для концертов я готовлю особое видео сопровождение, которое позволяет слушателям глубже проникнуться моей музыкой.
Hann with Gun
Hann with Gun
Каковы критерии успешного артиста?
Для меня главные критерии —творческая реализация, искренняя верность делу и гармония с самим собой.
Какая музыка тебе интересна за пределами трип-хоповой тусовки?
Я слушаю разную музыку, и мне не важен стиль, главное, чтобы она вызывала резонанс во мне. Но если конкретизировать, то отдельно отмечу джаз и классическую музыку, которыми занимался еще до того, как увлекся трип-хопом.
Hann with Gun
Hann with Gun
Существует ли порог «слушательского входа» в музыкальное полотно? А если он возникает, то это недостаток или, наоборот, правильная позиция работы?
Музыка — это самый открытый вид искусства, у нее нет порогов, для нее не нужны двери, особый температурный режим или музейная подсветка. Важно лишь личное восприятие и предпочтения слушателя. Если «музыкальное полотно» имеет идею и способно вызывать какие-либо эмоции, то оно обретет свою аудиторию. В наше время даже самые, казалось бы, безумные стили находят своего слушателя. Если же творение совсем никого не цепляет, то это уже вопрос к автору, и дело вовсе не в позиционировании работы.
Имеет ли право политика влиять на музыку и наоборот?
Музыка относится к праву человека на свободу самовыражения, что закреплено Конституцией и Международным пактом о гражданских и политических правах. В этих же документах прописаны и ограничения. Поэтому политика не имеет права вмешиваться в музыку, если она не выходит за рамки закона.

Что касается влияния музыки на политику, то лучше этим сферам не пересекаться.

Пусть каждый занимается тем, в чем он наиболее компетентен.
Как считаешь, восприятие музыки в России за последние десять лет изменилось?
Да, изменения есть и во многом благодаря развитию интернета и социальных сетей. Появилось больше выбора, доступ к музыке стал значительно проще, но от этого пропала ее ценность. Люди перестали фокусировать внимание, все стало сиюминутным, «клац-клац — далее». Заявить о себе стало легче, но вся эта информация мгновенно тонет в тоннах мусора. Но есть и хорошая сторона: все это заставляет артистов больше работать над своими идеями, звуком и оформлением, продукт становится качественнее и конкурентоспособнее. Как следствие, на наших независимых музыкантов все чаще обращают внимание западные коллеги и крупные издатели. Эволюционируй или растворись в мусоре, третьего не дано.