Чой, группа «Девять»: «Зритель любит радость узнавания»

О работниках сцены, иронии, противостоянии мелодии и ритма, а также про сценографию на примере.
Фото: Мария Савельева, Павел Терехов
Текст: Михаил Максимов
Чой, группа «Девять»
Группа «Девять» исполняет что-то вроде песен. Только это не совсем песни. То есть, да, это стихи, положенные на музыку, однако шаблон «три куплета, четыре припева» вам едва ли встретится. Скорее вам встретится некая пятиминутная замысловатая конструкция с чеховским сюжетом и дюжиной героев, сыгранная в стиле «рок» с примесями боссановы, индастриала, гопака и чего-то еще.

На концертах к такому набору добавляется видеоряд (ему коллектив уделяет отдельное внимание), светоряд и все прелести живой игры. Живьем «Девять» еще более убедительны и честны, чем в записи.

Эта музыка может вам понравиться так сильно, что вы уже ни за что не перестанете ходить на концерты «Девять». Впрочем, не факт, что вам эта музыка понравится. Но удивление гарантировано в любом случае — это интересный коллектив.

Группа «Девять» на текущий момент — это ансамбль в составе: Анна Левковцева (рояль), Александр Ахмаев (ударные), Павел Протасов (бас, контрабас), Чой (голос, гитара).
Не все читатели HITCH. SPACE знакомы с группой «Девять». Пожалуйста, расскажите кратко, зачем и почему играете, вехи становления коллектива и что сегодня в приоритете: репетиции, записи или гастроли.
Группа в настоящий момент играет что-то среднее между джазом и панком с большой (как всегда у нас) долей текстоцентричности. Играем не песни даже, скорее что-то вроде небольших музыкальных перфомансов. Почему играем и зачем? Потому что за нас этого никто не сделает. К тому же это происходит чертовски давно! Я пробовал перестать, но продержался недолго.
Как можно заставить слушателя встать с дивана и пойти на live? Многие довольствуются роликами на YouTube. В этой плоскости интернет вставляет палки в колеса? Например, Новая Сцена Александринского театра время от времени ведет бесплатную трансляцию своих спектаклей.
Подавляющее большинство людей по-прежнему попадает на наш концерт благодаря сарафанному радио. Человеческое общение, доверие и вообще, так сказать, доброту я бы не спешил списывать со счетов, YouTube пока их не перешибает.
Чой
Чой
Можно ли разделять жизнь, работу и группу «Девять»? Ироничны ли вы в текстах и по отношению к себе? Критичны?
Самый сок жизни в том, что все происходит прямо сейчас, неразделимо и одновременно. Что касается иронии, мне немного стыдно, что ее у нас так много. В иронии есть что-то глубоко безвольное.
Как вас занесло на телеканал «Россия» в шоу «Главная сцена», где Леонтьев, Аллегрова, Арбенина и Носков гримасы строили? От чего может возникнуть отвращение? Должен ли музыкальный коллектив быть коммерчески успешным или довольствоваться тем, что есть?
Арбенина-то, кажется, не строила. По-моему, логично и хорошо, что гримасы строили остальные. Хотя я бы с удовольствием поглядел на лица моих музыкантов, если бы Носков с Аллегровой устроили нам стоячую овацию, вот это был бы реально неожиданный поворот.

Зачем мы туда поперли? Очевидно, чтобы расширить аудиторию. И хотя мы не преуспели, опыт бесценный, и воспоминаний всяких вагон.

Зачем расширять аудиторию? Чтобы музыкантов коллектива держал вместе не только энтузиазм. Энтузиазма, как показывает мой многолетний опыт, не хватает надолго. Дело не только и не столько в коммерческой стороне успеха, сколько в успехе вообще.

Отвращение может возникнуть по самому неожиданному поводу. Новости прочитаешь, хоп, отвращение. И наоборот, кстати!
Расскажите про спектакль «Работник сцены».
«Работник сцены» — это концерт и пьеса одновременно, очень личная и довольно смешная история. Спектакль был задуман примерно в 2014-м году, когда судьба свела меня с выдающимися московскими художниками Мариной Зимогляд и Таней Луданик. Эти две нимфы помогли превратить довольно призрачный сценарий в нечто жизнеспособное. Мы сыграли премьеру в клубе Алексея Козлова, потом полгода работали над ошибками и в феврале 2016 сыграли уже отчасти оформленный спектакль в театре «Булгаковский дом» на радость многочисленной публике, которая оттрясла мне всю руку после представления. Сейчас наша труппа вооружена нешуточным опытом постановки и готова привнести в «Работника сцены» ряд правок, но, боюсь, без краудфандинга тут уже не справиться.
«Вежливый отказ» для вас это скорее коллеги, чем ориентир? Андрей Соловьев теперь постоянный участник или это был разовый эксперимент? Расскажите о концерте в честь юбилея.
«Вежливый отказ» для меня безусловный ориентир. Несмотря на то, что сейчас я знаю всех музыкантов этого великого ансамбля лично, а Дмитрий Шумилов уже пару лет с удовольствием играет с нами время от времени, мой пиетет по отношению к «ВО» никуда не делся. Боги!

В 2010-м я написал Андрею Соловьеву, с робкой надеждой записать его соло в наш альбом, а он возьми и согласись. После этого мы играли вместе живьем еще пару раз.

На сентябрьском концерте «Девять» были еще Володя Корней на гитаре (с ним мы записали кавер на «Желтые ботинки», премьера в сети была на прошлой неделе) и Артем Якушенко («Two Siberians») на скрипке.

И до этого у нас периодически происходили всевозможные коллаборации, как в записи, так и живьем, мы очень это дело любим: Сергей Летов играл с нами неоднократно, в наших записях участвовали Сергей Шитов, Юрий Балашов, Денис Освер и другие прекрасные музыканты.
В августе 2015 года во время записи в Останкино звукорежиссер Владимир Губатов предложил группе безумный опыт — сунуться на телевидение, в передачу «Главная сцена», и непременно с песней из репертуара группы «Браво».

Музыканты взялись за дело и через пару дней сделали аранжировку безусловного московского хита в авторском размере с авторским пролетарско-вычурным оттенком. «Браво» петь на центральном канале не получилось. Зато с третьего дубля записали прекрасное видео на нетленку.
Девять feat. Корней / Желтые ботинки
Слова: Жанна Агузарова; музыка: Евгений Хавтан.
Аранжировка: группа «Девять».
Всем ли музыкальным группам нужна сценография? Расскажите подробнее об этой грани своего творчества. Можно ли назвать это виджеингом?
Виджеинг — скажем так, весьма узкая и необязательная часть сценографии. Сценография же, если вкратце, отвечает не только за видео, а вообще за внешний вид шоу; и она, безусловно, нужна тем музыкальным группам, которые играют концерты, потому как концерт — это аудиовизуальный жанр. Некоторые артисты, кстати, не понимают этот простой факт. Я им глубоко сочувствую.
То есть вы говорите о том, что сценография, хоть и относится в первую очередь к театральным подмосткам, нужна и музыкальным группам? Почему? Поделитесь первичным чек-листом «Как придумать и реализовать сценографию музыкальному коллективу».
Сценография не относится в первую очередь к театральным подмосткам. Она относится к сцене как таковой. Поскольку все происходящее на сцене должно быть прекрасно, то сценография необходима вообще всем, кто на сцену выходит. Сценография отвечает за то, что зритель видит. Это необязательно декорации, костюмы или грим, необязательно прожекторы или светодиодные панели и т. д.

Первичный мой чек-лист начинается с прослушивания музыки. Потом райдеры, рассадка. А затем бюджет, которым коллектив располагает. И далее, исходя из финансовой данности, делается что-то типа сценария, затем план работ.

Ну и есть обязательные вещи вроде таких: не надо светить, куда не надо, не надо обматывать черную сцену белыми проводами, если только это не часть концепции и т. д.
Глядя на тех, кто рискнул и запустил видеоряд на задник, складывается впечатление, что достаточно накидать на видеодорожку абстрактный танец линий и пузырей — и готово. Это же не то пальто?
Что касается музыкальных мероприятий, я не особенный поклонник дополнительного смысла или тавтологии в видеоряде (имею в виду демонстрирование небес в песнях про облака). И не вижу ничего плохого в пузырях и линиях, иначе говоря, в абстракции, но есть немаловажный нюанс: пузыри и линии должны соответствовать ритмическому рисунку композиции, акценты должны попадать в правильную долю. Это и света касается, и видеоряда. Но вообще пузыри и линии подходят не всем. Тут вопрос вкуса, очень субъективный вопрос.
Концерт Инны Желанной
Концерт Инны Желанной
Расскажите про сценографию на примере Инны Желанной. Интересно про процесс. И что в итоге получается.
Это длинная история, мы делали всякое. Например, у нас была серия концертов с декорациями в виде здоровенных кругов, которые использовались как проекционная поверхность, и видеоряд предполагал маппинг-шоу. Всю Европу с этим развесом объездили.

Самая моя в данный момент любимая работа у Желанной — презентация альбома «Изворот», концерт с «виртуальными» гостями. Мы сделали предварительную съемку музыкантов в студии, и уже во время шоу я синхронизировал плейбэк-партии, живую трансляцию сцены и абстрактный
видеоряд в реальном времени. Был еще отличный художник по свету на московском концерте Максим Пономарев.

Процесс же, как я уже говорил, обычно начинается с райдеров и бюджета. Потом план работ, предварительные закупки, подготовка видео партитуры, световой партитуры, репетиции, генеральная репетиция (желательно на подготовленной площадке), премьера и затем что-то вроде тура. (В идеальном случае)
На кого можно ориентироваться из западных аналогов?
Вот отличный вопрос. Хотя в нем уже есть ответ.

На кого ориентироваться, можно решить индивидуально. Одно точно могу сказать — ориентиры найти довольно просто. Например, вот фотография:
Это макет сценографии для тура «Diamond Dogs» Дэвида нашего Боуи. Тур с успехом шел в 1974 году. Вот фото того, что выросло из макета:
То есть Дэвида Боуи вопросы сценографии волновали уже в 1974-м. Вполне себе ориентир, мне кажется.
Зритель любит радость узнавания.
Текст для песни рождается на основе жизненных наблюдений? Вся драматургия потом накидывается?
Идеи песен, как и идеи вообще, появляются спонтанно, природа их рождения мне до сих пор неведома. А вот в текст и затем в песню идеи оформляются на основе наблюдений (не только жизненных, иногда очень безжизненных), а также на основе фантазии.
Мы все привыкли сравнивать. Раздражает, что вас сравнивают с Курехиным?

Не раздражает, хотя очень давно не сравнивали. Зритель любит радость узнавания, мы даже на эту тему альбом сделали «Убей в себе Евграфа», он сплошь состоял из цитат, но по факту выяснилось, что мало кто среди публики способен цитаты поймать, я уж молчу про аллюзии. Так что в этом смысле прекрасно, что нас сравнивают с Курехиным, «Вежливым отказом», группой «НОМ», «Несчастным случаем» и т. д. Могли бы сравнивать с куда более печальными артистами. А вот не сравнивать — точно не могли бы.

Девять
Оглянись!
Не изменилось ли мнение, что ритм важнее мелодии?
Нет.
Какое немое кино могли бы или хотели озвучить? Отношение к российскому кино?
Я очень стараюсь не делить произведения искусства по принципу национальной принадлежности. В нашем кино есть безусловные шедевры. А вот озвучить я хотел бы наше идиотическое телевидение, чтобы каналы щелкали, а звук мой.
Все любят истории. Веселые. Трагические. Расскажите какую-нибудь. «Нажористую». Из жизненного опыта. Чтобы мы поняли, что это, когда.
Знаете, историй-то, конечно, множество. «Дежурной» у меня нет. И как назло, сейчас я не могу вспомнить ничего убедительного и захватывающего. За исключением, конечно, момента прямого эфира «Девять» на каком-то уездном телеканале, когда барабанщик Саша-Лавэ, в течение часа молчавший, при вопросе о творческих планах группы, внезапно выхватил мой микрофон и серьезно сказал: «Здравствуйте! В этой жизни меня интересует исключительно Игги Поп».