Фабио Новембре: «Design gender: Сексуальность дизайна»

Фабио Новембре (Fabio Novembre), авангардный итальянский творец, о подушечках из жира, сексуальности архитектуры, искусства и дизайна, пиратах и Стиве Джобсе.
Текст: Федор Ной
Фото: web
В свое время я случайно наткнулся на эссе критика газеты The New York Times Элис Роусторн. Она писала о том, что молодое поколение дизайнеров пытается проектировать вещи без гендерной принадлежности. Объясняется это засильем демократии — мужчина и женщина равны, различия между ними стираются. Все это заставляет меня чувствовать себя очень старым. Чем дольше живу, тем больше развиваюсь и понимаю, что я всего лишь старик с юга Италии, который обожает женщин.

Моя работа — это мужской взгляд на Вселенную и у нее девичий силуэт. В студенческие годы самым совершенным произведением дизайна мне казался стул Panton. Я обещал себе, что никогда не буду проектировать стулья (хотя все дизайнеры обожают это делать), пока не смогу придумать стул, который будет так же совершенен, как у Пантона. Через некоторое время я понял, что невозможно быть целым и совершенным, пока у тебя нет пары. И тогда «разделил» пантоновский стул на две половинки — «Его» и «Ее».
Фабио Новембре / Fabio Novembre
Стул Him & Her / Он и Она
Фабио Новембре — Он и Она
Несколько лет назад австралийский журнал попросил меня выбрать три картинки, которые отражали бы мои представления об архитектуре, искусстве и дизайне. Я сфотографировал живот, ягодицы и ноги своей любимой девушки.

Об архитектуре

Архитектура — это утроба женщины, наш первый дом, первое пространство, которое мы познаем. Потом мы пытаемся это ощущение воспроизвести.

Об искусстве

Все мужчины любят женские ягодицы, но, говоря научно, это жир — подушечки из жира — которые нужны для того, чтобы было удобно и мягко сидеть. И мужчинам это нравится! Этот пример отражает концепцию искусства: берешь вещь, которая бессмысленна либо имеет другое значение, и смотришь на нее по-новому и она облагораживается. Мужчины своей любовью к женскому телу облагораживают «подушечки жира». Вот как создается искусство!

О дизайне

Женские ноги — идеальный пример баланса формы и функции. Они красивы и позволяют ходить. Выполняют свою задачу. В женском теле есть все, что нужно для вдохновения. Одна из важных работ в истории итальянского искусства — это инсталляция Микеланджело Пистолетто «Венера в лохмотьях». Это женщина, перед которой гора одежды, она может одеться, но при этом предпочитает оставаться обнаженной.
Микеланджело Пистолетто — «Венера в лохмотьях»
Микеланджело Пистолетто — «Венера в лохмотьях».
Одна из самых знаменитых работ Пистолетто «Венера в лохмотьях» (Venus of the Rags) — простенькая гипсовая копия Венеры Милосской в окружении груды цветастых тряпок.
Давайте вернемся в прошлое. Вспомните картину Тициана, XVI век. Как вы понимаете, огромное количество натурщиц были женщинами с улиц, проститутками, актрисами. Но вот как «работает» искусство: возьмите проститутку, посадите на диван и назовите… Венерой. Модель отдала свое тело и лицо в аренду образу божественности. Искусство превращает реальности в нечто высокое. Вот работа 2003 года, диван называется S.O.S., расшифровывается как «диван одиночества».
Диван одиночества
Это предмет мебели, где есть место только для одного человеческого тела — твоего собственного. Человек испытывает иллюзию, ему кажется, что он свободен, но на самом деле он изолирован и поэтому одинок.

Дизайн: Фабио Новембре
Кресло S.O.S. (Sofa Of Solitude — «софа для уединения»)

Фабио Новембре — Диван одиночества
Дизайн: Фабио Новембре
Кресло S.O.S. (Sofa Of Solitude — «софа для уединения»)
Это предмет мебели, где есть место только для одного человеческого тела — твоего собственного. Человек испытывает иллюзию, ему кажется, что он свободен, но на самом деле он изолирован и поэтому одинок.
Давайте вернемся к одной из важнейших картин в истории искусства. Она была написана Гюставом Курбе в 1866 году и является частью коллекции музея д'Орсе в Париже. Название превращает картину из натуралистической порнографии в произведение искусства. Картина называется «Происхождение мира».

Огромная разница между мужчинами и женщинами заключается в том, что женщины расслаблены и находятся в гармонии с миром. А все мужчины хотят вернуться в женское лоно. Все искусство об этом. Образ бегуна очень символичен для меня. Я часто к нему обращаюсь.
Новая штаб-квартира футбольного клуба «Милан». Автор интерьера: Фабио Новембре
В классической архитектуре есть фигуры мужчины и женщины — кариатиды и атланты. Обычно они прикрывают колонны, а у меня — находятся в движении. Вот сущность мужчины: мы неспокойны, мы все время движемся.
Эту важную для меня работу я сделал для Driade. Она называется Nemo, что значит «никто». Эта вещь — противоположность стульям «Его» и «Ее», потому что эта маска — безлика. Глядя на это совершенное лицо, мы не можем понять мужчина это или женщина, азиат или европеец.

Мне вспоминается фраза Оскара Уайльда: «Все люди лгут, но наденьте на них маску, и тогда они скажут правду». Дизайн — это наша оболочка. Недавно я разговаривал со своей подругой, модным стилистом. Мы обсуждали связи между модой и дизайном и пришли к простой мысли, что они являются оболочками, слоями, которые напрямую соприкасаются с человеческим телом.
Nemo
Nemo
Единственное, что мы осознаем — у фигуры нет глаз.
Одежда защищает нас от холода и повреждений, это первый слой. Дизайн — это следующая оболочка, повторяющая контуры человеческого тела. Задачи моды, дизайна, архитектуры — быть связанными с человеческим телом.
Nemo — DRIADE​ (2010)
Nemo — DRIADE (2010)
Моя мысль проста: чтобы стать хорошим архитектором, сначала необходимо научиться делать хорошие интерьеры. Наши человеческие ощущения пространства начинаются с материнской утробы, поэтому к созданию больших форм нужно переходить набравшись опыта в оформлении интерьеров.

Логотип Apple — не только самый узнаваемый в мире, но и идеальный, с дизайнерской точки зрения. Когда дизайнер принес эскиз на рассмотрение Стиву Джобсу, яблоко было целым. Стив сказал, что оно больше похоже на вишню. Чтобы стало очевидно, что это именно яблоко, решили откусить бок. И это стало одним из главных символов современности. Символом свободы выбора.

Еще одна мысль Джобса: «Зачем становиться моряком, когда можно стать пиратом». Пираты со своей свободой и авантюрным образом жизни очень привлекательны. И все мы должны быть пиратами в той или иной степени.

Пираты — это черепа. Когда мы окончательно стареем и теряем всю свою влагу, мы становится пылью, скелетами. И только любовь длится вечно.
ADAPTATION — Cappellini (2016)​