Константин Курьянов: «Ezhevika label – это семья»

Константин Курьянов, представитель лейбла «Ezhevika», о единстве между коллегами, постоянном развитии, реалиях белорусского андеграунда и препятствиях, стоящих на пути начинающих музыкантов.
Фото: Андрей Шуршев
Текст: Марина Кузнецова
Ezhevika label
Костя, привет! Расскажи, пожалуйста, о лейбле в целом.
Наш лейбл называется «Ezhevika», мы находимся в Минске. Лейбл — это я, мой коллега Дмитрий, а также дизайнер Александр, который присоединился к нам совсем недавно. Я в этом деле около двух лет, у нас за спиной уже больше пятидесяти релизов.

Мы начали нашу деятельность уже в 2009 году, но тогда это было относительное понятие лейбла. Дмитрий Литвинович, основатель, изначально его придумал, чтобы продвигать свою музыку, его основной проект — группа «CherryVata». В 2009 году они были на пике популярности, и встал вопрос, как выпускать новый материал. По разным причинам местные лейблы не подходили, так как сцена в Беларуси тогда еще была не совсем устроена и не подходила под нужды независимой музыки. Тогда он решил создать что-то свое. Сам лейбл начался со странички на сайте «Bandcamp», где можно продавать или бесплатно распространять свою музыку. Позже Дима решил приглашать других музыкантов.

У музыканта всегда стоит вопрос, как преподнести свое творчество, как сделать так, чтобы его услышали, и часто приходится столкнуться с препятствиями. Он может написать хороший материал и не знает, что с ним дальше делать. И поэтому, с одной стороны, музыкантам нужен был этот выход, с другой, Диме было интересно сотрудничество в таком формате.

На данный момент на лейбле есть около 10 основных устоявшихся проектов, которые можно назвать семьей лейбла.
Константин Курьянов
Константин Курьянов
С какой музыкой вы работаете? Это узконаправленный вектор или вы издаете широкий жанровый спектр?
Мы работаем с электронной музыкой. Это жанры: трип-хоп, даунтемпо, эмбиент, экспериментальная электроника, хип-хоп. Мы не являемся нишевым лейблом, нам интересна разная качественная электронная и не только белорусская музыка. В последнее время мы начинаем обращать внимание в сторону России, в частности, Санкт-Петербурга.
Расскажи о самых ярких проектах, с которыми вы работаете на сегодняшний день наиболее плотно?
На самом деле мы со всеми плотно сотрудничаем. Если у артиста появляется материал, который нужно издать, мы беремся за дело и начинаем оформлять пресс-релиз, обложку, загружаем материал в виртуальные магазины. Каждому проекту уделяется около двух месяцев. Что касается конкретных ярких проектов — это, например, трио «Stone Scissors Paper», сайд-проект Юры Баланова из группы 7000 $. Этот проект уже примечателен тем, что они первые из нашего лейбла, кто попал в ротацию крупного радио Pandora, которое транслируется в Америке, Новой Зеландии и Австралии. Их аудитория — это 150 млн зарегистрированных пользователей. Есть и другие интересные проекты, например, «antrru», у которого как раз вышел новый альбом «Мрамори» и уже привлек к себе немало внимания.
Константин Курьянов
Константин Курьянов
Какие приемы вы используете для продвижения музыкантов?
Есть определенные стратегии, которые включают в себя необходимые действия: в первую очередь, чтобы музыканта услышали, нужна реклама. Под этим стоит понимать общение с местными и зарубежными СМИ, сотрудничество с сообществами в Soundcloud и Вконтакте. Затем размещение материала на различных площадках, включая iTunes, Google Play, Amazon и т. д.
Каковы ваши планы на ближайшее будущее?
Наши планы — развиваться. Вопрос в том, развиваться постепенно или при помощи резкого скачка. Сейчас мы ищем возможность прыгнуть выше своей головы. Например, у нас есть дружественный лейбл Touched в Британии. 28 июля на нем выйдет благотворительная компиляция электронной музыки, где будет несколько наших проектов в компании с такими легендами IDM, как Amon Tobin, Future Sound of London, Autechre, Plaid и многими другими. Эта компиляция широко известна среди любителей IDM по всему миру. Позже мы планируем выпустить и собственную подобную компиляцию с местными артистами — для нас уже вторую по счету.
Константин Курьянов
Константин Курьянов
Как ты считаешь, что отличает «Ежевику» от других схожих с вами формаций?
В первую очередь, наш лейбл — это семья. Присутствует ощущение единства между музыкантами. Приятно наблюдать, когда при нашей помощи или самостоятельно, музыканты начинают переписываться между собой, сотрудничать, интересуются друг другом. Мы стараемся это поддерживать, чтобы музыканты хотели сотрудничать именно с нами, а не с кем-то еще. Пожалуй, этим мы и отличаемся: наши контракты не заключают в жесткие рамки. Мы не берем эксклюзивные права на себя, даем свободу.
Ezhevika Label
Каковы музыкальные реалии Беларуси сегодня, ощущается ли прогресс в подходе и качестве музыки?

И да, и нет. Есть несколько коллективов, в частности в электронной музыке, которые выбились в мейнстрим в андеграунде и которые я хотел бы выделить. Пусть они не выдвинуты в широкую аудиторию, но интересующимся белорусской музыкальной культурой они хорошо знакомы. К ним относится, например, группа «ŠUMA». Их творчество это фолктроника, они смешивают клубную музыку и аутентичный материал, который собирают по деревням. В данный момент они играют Deep House. Еще есть электро-поп проект «Mustelide», там девочка одна играет на синтезаторах. Для Беларуси это что-то выдающееся, так как никто другой здесь не делает ничего подобного. Соответственно, нет и конкуренции. Существует определенный вакуум, и если ты в этом вакууме появляешься — тебя сложно не заметить.

Говоря о нашем лейбле, я хотел бы упомянуть проект «Awlnight» продюсера Дмитрия Лукойтя. Он семплирует музыку, экспериментируя с винилом. Этот проект издается не только в Беларуси, но и в Сан-Франциско, Великобритании, Канаде. Также сотрудничество с музыкантами по всему миру приносит ему популярность в своих кругах.
http://ezmusic.org/
http://ezmusic.org/
С развитием технологий и интернета музыкантам самим становится легче продвигать свои проекты. В свете этого, не теряют ли актуальность лейблы и подобные им формации?
Образно говоря, с цифровой революцией у музыканта появилось намного больше дверей, в которые можно постучаться и попросить поддержки. Однако он сам наверняка не знает к кому идти и, более того, не знает даже, что про свою музыку говорить, чтобы его поняли. А лейбл уже знает, к кому с каким предложением лучше обратиться, все происходит по отлаженной схеме.

Конечно, и среди артистов есть исключения — есть те, кому сразу повезло и его трек заметили серьезные ребята. Но не зная механизмов и контактов, музыканту в одиночку в большинстве случаев невероятно сложно чего-то добиться.

Также есть нюанс в том, что само понятие лейбла сегодня довольно размыто. Сейчас лейблом себя может назвать тот же паблик «ВКонтакте», и никто не сможет возразить. На мой же взгляд, лейбл в обязательном порядке должен включать продвижение музыки по разным каналам, при этом в намного больших объемах, чем может обеспечить сам музыкант.