Егор Перцев

Монолог поэта Егора Перцева о ночной реке, тихой лирике и «неразрешимых вопросах, над которыми все равно нужно биться»
Я родился в Карелии, а у нас очень много воды, поэтому к ней у меня особое отношение. Историк Ключевский говорил о финнах, что, находясь на берегу реки или в глухом лесу, они чувствуют себя в родной религиозной сфере. О себе я могу сказать то же самое. Это ощущение усиливается, когда я нахожусь на берегу реки ночью.
Стихи я стал писать в третьем классе, но особенно много писал, когда был подростком. Во мне проснулся такой графоманский зуд. Когда я взрослел, я стал знакомиться с людьми, которые действительно что-то понимают в литературе, и наконец-то я сам начал изучать и читать поэзию. Есть вещи, ценность которых для меня безусловна. Одна из таких вещей — русская литература. Русская литература хороша тем, что задает неразрешимые вопросы, над которыми все равно нужно биться.
Если говорить о современном читателе, мне кажется, он грешит односторонностью. Любой уважающий себя читатель, а уж тем более пишущий человек, должен делать свой круг к чтению максимально широким. И наряду со славянофильской литературой читать западническую, читать диссидентскую, читать почвенническую литературу. Только так можно воспитать в себе литературный вкус и элементарный здравый смысл.
В советском литературоведении появился термин, который сейчас употребляется гораздо реже, — «тихая лирика». Если говорить, какую я люблю поэзию и какими пытаюсь делать свои стихи, то, наверное, лучшего определения не подобрать.
Один из моих знакомых сказал, что человек, проходя или проезжая мимо водоема, всегда останавливается и поворачивается в его сторону. В этот момент все напускное с его лица уходит, и он предстает именно таким, какой он есть на самом деле.
Люди часто склонны идеализировать свое детство, оно кажется им каким-то потерянным раем. Но нужно давать себе отчет, что не только светлые воспоминания родом из нашего детства, а все страхи, противоречия, которые мы носим в себе, родом тоже из нашего детства и росли вместе с нами.