Джеймс Элкинс «Почему нельзя научить искусству. Пособие для студентов художественных вузов»

Отрывок из книги Джеймса Элкинса «Почему нельзя научить искусству. Пособие для студентов художественных вузов».
Джеймс Элкинс (род. 1955), историк искусства, арт-критик, профессор Художественного института Чикаго, предлагает исторический обзор преподавания искусства от Античности до наших дней, делится опытом собственной педагогической деятельности и подробно рассматривает ряд практических вопросов современного художественного обучения. Книга обращена к студентам и преподавателям художественных вузов и факультетов, а также к широкому кругу читателей, интересующихся современным искусством.

Cовместная издательская программа Музея современного искусства «Гараж» и издательства Ad Marginem.

Книга переиздана в твердом переплете и с новым дизайном.

Проблема отношения к живой натуре

Дизайнер: ABCdesign
Редактор: Алексей Шестаков
Перевод: Нина Усова
Спрашивается: где одетые люди смотрят на раздетых? Я знаю три варианта ответа: больницы, порнографическая индустрия и художественные училища.

Бесспорно, чтобы смотреть на натурщиков, нужны крепкие нервы. Неважно, насколько вы к этому привыкли — и преподаватели могут убедить себя по прошествии лет, что натурщики не более чем интересный предмет обстановки, — все равно в этом присутствует сексуальная и социальная составляющие. Живая модель «овеществляется», используется в качестве наглядного примера (как в медицинских училищах или на больничных обходах, а можно еще представить лагерь военнопленных), личность модели стирается или существенно упрощается (как в массово-медийной порнографии). Роднит все три области снисходительный взгляд на живой объект, эмоциональная дистанцированность и взаимоотношения типа «хозяин — слуга».
Джеймс Элкинс «Почему нельзя научить искусству. Пособие для студентов художественных вузов»
Почему нельзя научить искусству. Пособие для студентов художественных вузов
Джеймс Элкинс
Я не против рисования людей с натуры: эта практика была неотъемлемой частью обучения изобразительному искусству с XV века. Проблема не в самом этом обычае — на самом деле люди делают много чего и похуже, — но дело в том, что преподаватели не признают полутонов. Считалось, что человеческую фигуру нужно рисовать, потому что это самый совершенный объект, и если студенты времен Ренессанса или барокко хорошо изучили строение тела, то могли с полной уверенностью сказать, что знают о визуальном искусстве все самое главное, начиная от живописного изображения человека до принципов промышленного дизайна. И хотя в наше время уже не делают на этом слишком большого акцента, все же считается, что человеческая фигура — объект исключительной важности и без его досконального знания художникам никак не обойтись.
Однажды я присутствовал на занятии, когда рисовали с натуры чернокожего мужчину и белую женщину, расположив натурщиков на постели. Вроде бы ничего страшного, но преподаватель вел себя так, словно эта сцена получилась случайно, и он с тем же успехом мог положить рядом с обнаженной парой яблоко или грушу. Никто даже не упомянул о том, что данное конкретное «расположение» имеет сексуальный и расовый подтекст. Вместо этого в студенческих рисунках оценивались прежде всего передача форм и цвета. Окажись в студии фрейдист, он наверняка нашел бы что сказать об этом практическом занятии. Тем не менее, как правило, преподаватели относятся к натурщикам так, будто это всего лишь объекты, которые трудно изображать. Хотя на самом деле, если бы единственной целью таких занятий было научить студентов рисовать сложные объекты, преподаватели выбрали бы что-нибудь вроде тостеров или ложек, их тоже изобразить непросто.
Художники интересуются человеческим телом по многим причинам. Живописное изображение тела неизменно связано с любовью, сексуальностью и взаимоотношениями, а картины, для которых позировали обнаженные модели (или картины, сделанные по фотографиям обнаженных людей), по сути своей вуайеристские, овеществляющие живой объект, неважно какого пола. В наши дни сексуальные и социальные вопросы упоминаются лишь когда источник фотоматериала явно порнографический (что довольно часто случается в художественных училищах), но они присутствуют и во время обычных занятий по рисованию моделей с натуры, даже если об этом не говорится. Иногда натурщики и студенты испытывают сексуальное возбуждение (и если вы какое-то время походите на занятия по рисунку с натуры, вы это заметите) — пожалуй, это самое наглядное доказательство чувственной составляющей в повседневной практике рисования человека с натуры, хоть об этом и не принято говорить.
Исторически решением этой проблемы было разграничение «наготы», которая, как считается, подразумевает физическое влечение, и ню — якобы уже относящееся к области искусства. Но разве бывает ню, не вызывающее мыслей о сексе? Даже если вы не испытывали никакого, даже легкого, возбуждения на занятиях по рисованию живой натуры, эмоциональная напряженность ситуации проявляется в самих работах. Это непростая внутренняя работа — не замечать пола или сексуальности, не думать об овеществлении, вуайеризме, порнографии, академическом искусстве, традициях ню и о социальной дискриминации, связанных с таким рисованием. Когда вы находитесь в студии с натурщиками, подразумевается, что вы не думаете об этом, а стараетесь сосредоточиться на «формальных задачах». Но можно ли «отключить» эти естественные человеческие реакции? Мне кажется, нет: рисование обнаженной натуры неизбежно вызывает чувство неловкости, смущения и приводит на память мысли о сексе, вуайеризме, социальной субординации и т. п.
Я лишь хочу подчеркнуть, что нечестно и даже отчасти глупо смотреть на обнаженного человека на протяжении трех часов и говорить только о линиях и плоскостях. Если у вас получились интересные рисунки, то лишь потому, что вы сумели в какой-то степени держать под контролем эротические и политические составляющие этого сложного процесса — но не полностью. Все эти эмоции так или иначе находят отражение в рисунке, и при анализе произведений их следует учитывать. Приведу пример такой беседы, естественно вымышленной.
— Хм-м. Красиво. Вижу, вы уделили особое внимание пенису, вот только не нарисовали глаза.
— Вообще-то он все время на меня смотрел, и мне было не по себе. Поэтому я сосредоточилась на теле в основном.
— Но если судить по рисунку, кажется, что вас больше интересовала сексуальность модели. Фигура немного обезличена, он выглядит как сексуальный объект.
— Ну, было что-то такое в его позе…
— Поза действительно необычная, как в журнале Playgirl. Парни нечасто сидят вот так, расставив ноги.
— Значит, следовало добавить глаза?
— Мне кажется, в этом рисунке есть некая внутренняя борьба. Одна его часть говорит: это хороший рисунок. А другая говорит: это секс-объект, фантазия.
— Значит, плохо получилось?
— Я лишь хочу сказать, что это делает рисунок интересным. Возможно, если бы вы нарисовали глаза или стерли часть пениса, результат был бы не такой интересный — меньше напряжения.
— На самом деле пенис вроде бы ни при чем, я просто подумала: я могу его нарисовать, это нетрудно.
— Да, светотень удачная… но иногда, если смотришь на чтот-о слишком пристально, другого не замечаешь. А в данном случае, как мне кажется, вы слишком пристально смотрели на одну вещь — возможно, чтобы не смотреть на что-то еще…
— На его глаза.
— Ну да, вон он, глядит на нас.
медиапортал HITCH.SPACE
mail@hitch.space