Дима Птицами

Однозначно неоднозначный поэт Дима Птицами в премьерном выпуске подкаста «В голос»
Я не могу вспомнить, чтобы в моем детстве было понятие «мечта». Мне кажется, тогда все было немного проще. Моя семья жила скромно, мне маленькому всегда было стыдно просить что-то для себя. Поэтому я никогда ничего не хотел. Я не мечтал, я был благодарен тому, что у меня есть. Сейчас слишком многие хотят продать мечту. Для меня детством был наш двор, футбольные матчи до темноты, тарзанка, иногда костер, жареная картошка... Нам это нравилось, мы не хотели большего.
Когда я был в школе, единственный раз в жизни мечта у меня-таки была. Я очень хотел стать футболистом. Где-то глубоко в себе я понимал, что этого никогда не случится. В начале одиннадцатого класса я получил серьезную травму. Потом были экзамены, поступление. Шансы упущены, ничего уже не сделаешь. Мечта для меня — то, чего ты очень хочешь, но чего у тебя никогда не будет.
Я очень закрытый человек. Я редко чем-то делюсь с близкими. Я считаю, что это мой большой минус, ведь в по-настоящему трудные минуты жизни я всегда остаюсь один.
Самое дорогое — семья и здоровье. Тяжело, когда тебе не к кому возвращаться. Тяжело, когда ты болеешь. Остальное — приходящее: работу можно найти, деньги — заработать, цели — достичь. Я считаю себя абсолютно счастливым человеком: живы мои родители, есть человек, с которыми хотел бы связать свое будущее. Кроме того, я занимаюсь делом, которое мне очень нравится, и удается на этом даже заработать. Так что я везунчик.
Стихи у меня очень простые, в них нет ничего гениального. Есть ребята намного талантливее меня, но их никто не знает. Причиной тому перенасыщение поэзией. Когда я начал записывать свои стихи под музыку, этим не занимался никто — я был первооткрывателем. Сейчас никого уже не удивишь аудиопоэзией.
Я не любил поэзию в школе: все эти Блоки, Феты, Пушкины казались мне чем-то очень скучным и непонятным. Стихи должны задевать человека за живое, заставлять его сопереживать. Как я могу сопереживать ямщику или Евгению Онегину? Мне кажется, школьное образование делает все, чтобы отбить желание самостоятельно читать. Если бы в школе мне попалось что-то из Константина Симонова, из Булата Окуджавы, Бродского, я бы совсем по-другому взглянул на поэзию.
Каждому начинающему автору нужен толчок. Будучи чистым листом, ты не можешь начать с пустоты. Тебе нужно перенести на себя чьи-то краски и дальше с ними работать, развивать собственную технику.
Я думаю, о любви не нужно говорить, ее невозможно объяснить. Любовь можно только чувствовать. Любовь — это ощущение. Она повсюду: в деталях, в маленьком и большом. Нужно позволять своему сердцу увидеть ее.
медиапортал HITCH.SPACE
mail@hitch.space