Dead Poets bar — Александра Орлова

Александра Орлова, пиар-менеджер стильного «интеллектуального виски-бара» Dead Poets о классике, интеллектуалах, массивных барных стойках и о непростом ресторанном бизнесе.
Фото: Оля Хумпа
Текст: Илья Хромов
Dead Poets bar - Александра Орлова
Я сижу в углу зала за просторным темным деревянным столом, осматривая убранство и нагло игнорируя табличку «reserved». Я прямо на пересечении двух ламп, но это неважно — здесь, как позже сама себя поправит моя собеседница, не просто приглушенный свет. Он интимный. Угол обрамлен двумя огромными окнами, за которыми красуется старый вечерний город с его историческими зданиями, тусклыми вывесками и плетущимися фарами.

Александра спрашивает, хочу ли я чего-нибудь. Окруженный этой строгой черно-белой интимностью, я невольно цитирую Линча: «…садясь с кем-то за стол, за чашкой кофе ты решаешь гораздо больше, чем за бокалом вина». Моя собеседница выбирает стакан воды. Я помешиваю сахар и начинаю.
Цитата с вашего сайта из Time Out Петербург: «основанный на эстетике жанра классического англо-американского бара». Какие каноны и правила у этого жанра, и как он приживается в России?

Про правила я бы не стала, конечно, так сразу замахиваться, но я думаю ключевое здесь — это напитки и еда. Можно привязать и дизайн, достаточно минималистичный, не отвлекающий внимание на себя. Внимание людей — друг на друга. Что касается напитков… Англия — сорта пива, Америка — сорта виски. Еда — солидная закуска. Солидная, понятная, простая, вкусная.

А если говорить о дизайне?

Это не англо-американский стиль. Это стиль минимализма, и здесь заимствованы детали — просто детали.

Например? Безусловно, огромная классическая барная стойка…


Безусловно. Барная стойка, зеркала, неяркие цвета, которые только создают атмосферу. Достаточно тусклый… Нет, не тусклый — интимный свет.
Dead Poets bar
Dead Poets bar
Stone Scissors Paper
Александра Орлова, Dead Poets bar
В Европе Петербург входит в топ по количеству баров…
Серьезно? Я не знала. Я думала, в Европе каждый город может гордиться тем, что у него на каждом шагу есть бары.
У нас — исключительно. Все эти вывески баров, ресторанов. Большинство таких баров — это не классика. Это молодежные, хипстерские места. Я не говорю, что это плохо, просто это так. Как это влияет на барную культуру?
Стало очень много маленьких баров. Во-первых, это дорого — сделать серьезный классический бар, например, ирландский бар или английский паб. Это серьезные вложения, потому что это требует определенного интерьера, определенной мебели. У нас здорово научились оформлять бары малыми средствами, «обуютивать» их, придавать им какой-то стиль, концепцию. Это на самом деле здорово.

Наши классические бары существуют достаточно давно. Новых открывается немного, а больших и того меньше. Если открывают большие площадки, то стараются открывать танцевальные площадки. Этого не хватает, а других баров много. В этом нет ничего плохого.
Стенд мощи и славы Dead Poets bar​
Стенд мощи и славы Dead Poets bar
Не жалеете, что классика непопулярна?
Ну, наш бар очень популярен.

Принимается. Такое количество молодежных мест создает сильную конкуренцию или вы существуете в отдельной классической сфере?

Они нам помогают, а не создают конкуренцию. Нам это только облегчает жизнь, потому что люди могут курсировать. А петербуржцы, да и гости, привыкли к тому, что нужно перемещаться. Посидели час, два, три — и хочется куда-то переместиться. В Москве ты пришел, сел и сидишь, и можешь просидеть там всю ночь.

Мы дружим с нашими соседями. Помогаем друг другу.
Человек, больше привыкший к современной хипстерской культуре, попадает в классический бар. Какую реакцию это вызывает?
Понимаете, у нас не брутальный бар. По своему оформлению он не накладывает отпечаток того, что ты должен быть в статусе. Публика у нас самая разная. Молодежи очень много, больше, чем взрослой публики. Поэтому никаких проблем.
Я читал несколько рейтингов и списков «главных интеллектуальных мест в городе». Dead Poets во всех. Собака пишет: «Бар для взрослых романтиков», Restoclub: «Интеллектуальный виски-бар». Это только часть примеров, на самом деле их гораздо больше. Почему это место сбора интеллектуалов?
Концепция. Это определенный вклад в город. У нас бесплатные мероприятия (в Dead Poets регулярно проходят лекции, творческие, поэтические вечера - прим. редакции). Всегда. Мы никогда не гонимся за тем, чтобы люди что-то покупали во время лекции. У нас могла бы быть коммерческая цель. У нас ее нет. Неважно — выпивают люди, едят или просто сидят и слушают. Нам интересно приглашать, брать резонансные, востребованные и интересные темы, волнующие людей. Это вклад в город и один из инструментов продвижения. Изначальная задумка: «интеллигентный бар Dead Poets».
Stone Scissors Paper
Александра Орлова, Dead Poets bar
То есть интеллектуалы приходят, потому что знают о мероприятиях? Приходят на лекции?
В том числе.

Есть люди, которым все равно — им нравится то, что что делают бармены. Они у нас, конечно, суперспециалисты. Суперзнатоки. У нас сортов виски около ста. Я просто не представляю, каково это — все это предлагать людям, помнить, уметь рассказать. Большая часть людей приходит только за этим.

Это, кстати, не пиар и не нативная реклама. После интервью я полчаса просижу за стойкой, потягивая Кьянти, и буду следить за тем, как бармен, пританцовывая и подпевая Джиму Моррисону, будет делать коктейль с виски с таким мастерством, что я буду просто молчать и ловить его движения. Это не флейринг с его жонглированиями, нет — это настоящее мастерство.

А есть люди, которые приходят благодаря мероприятиям. Часть нашей аудитории приходит от спикеров, которые впервые прочитали лекцию в баре. Так и цепляется все одно за другое.
Dead Poets bar:
«Нам интересно приглашать, брать резонансные, востребованные и интересные темы, волнующие людей».
Как вы находите спикеров? Какие критерии?
Чаще всего интуитивно. Естественно, я обязана пожирать интернет. Это моя профессия. После полутора лет работы — уже просто входящие. Полтора года назад, конечно, нужно было уговорить, убедить: «Да, мы хорошие, да, в баре можно прочитать лекцию, да, у нас интеллигентный бар».

Как реагируют?

Сейчас у меня вообще нет такой проблемы.

А тогда?

Нужно было убеждать. Конечно, не всегда получалось. Особенно, когда это герои-светилы, для них это странно: «Зачем вы меня приглашаете в бар?». Когда это профессор, которому семьдесят лет и который читает лекции перед огромными аудиториями, и тут: «Здравствуйте, мы бар Dead Poets, прочитайте у нас лекцию». Что? Почему? Зачем? Дожил. Как я до такого докатился?..
Коктейль со сверхзвуковой
Коктейль со сверхзвуковой
Если говорить о царских временах, то интеллигенция у нас всегда очень любила посидеть в баре, в кабаке, в ресторане. Причем эти заведения были у всех на слуху. Ушло ли это?
Как же это ушло?

Но ведь нет такого — вот, ресторан, у нас его очень любит интеллигенция, известные поэты…

А как же мы?

Ну вот вы…

Ну вот мы! Мы над этим работаем. Еще масса баров проводит интереснейшие мероприятия, поэтические тусовки, которые, кстати, есть и у нас. Есть еще масса мест, литературных в том числе. Алкоголь — это энергетик, коммуникатор, социальный клей. Это никогда не станет неактуальным. Только если, не знаю, примут закон, и мы попадем в эру сухого закона и домашнего подпольного самогона.
Stone Scissors Paper
Dead Poets bar
Кто вообще такой современный интеллектуал?
Это человек интересующийся, человек, который стремится расширить свой кругозор. Я не думаю, что это привязано к образованию.

А к роду деятельности? Профессии?

Тоже.

Творческому ремеслу?

В Питере вообще люди очень творческие, и их очень много. Они гораздо меньше заточены на бизнес и «делание денег» и гораздо больше на то, что нравится делать. Нельзя сказать, что город целиком, но люди, которые гуляют по барам — это в основном такие люди.
В фильмах и книгах среди американской культуры мы часто видим картину бара, как говорят американцы, «посреди нигде». Прокуренное место, в котором сидят разбитые жизнью мужчины, заливающие в себя крепкий алкоголь, хриплым голосом исполняет песню певица. Тягучая, тяжелая, но колоритная атмосфера. У нас я не нашел ни одного такого места. Почему? У нас народ веселее?
Нет. У нас барная культура началась двадцать лет назад. Или я даже маханула. В постсоветское время таких баров не было. Мы создавались на том, что было отработано давно — в Америке, в Европе. Мы просто взяли самое лучшее, и то мы только учимся. А у них барная культура существует давно. И там такая картина — обычное дело.

На самом деле у нас таких мест дофига.
Я вполне мог просто не найти.
Это потому что вы вряд ли ходите в такие места. Сейчас есть такие заведения, которые открывают люди с деньгами. «Открою-ка я ресторан!». Но это, вообще-то, очень сложный бизнес. И все построить так, чтобы твой ресторан в конечном счете окупился — это очень сложная работа. Очень.

Например, есть много ресторанов на Сенной площади. Там иногда можно завернуть в рестораны, гигантские рестораны, в которых никого нет, ни души. И там сидит одинокий человек за барной стойкой — или владелец, или арт-директор. И вот если бы вы туда зашли, то сразу бы узнали эту американскую картину. Правда, там вряд ли будут курить.
Почему вы решили пойти работать в бар, да еще и в такой?
Потому что мне нравится концепция. И у меня никогда не бывает рутины. Никогда.