Даниил Соколов

«Поэзия ― путь индивидуальный». Даниил Соколов о месте поэта в современном мире, о поисках прекрасного и о стремлении быть живым
Временна̀я мера к поэзии не применима. В этом и состоит мастерство поэта: написать про свое время, затронув вечное.
Не скажу, что возраст определяет поэта. Я считаю, что поэзия — это способ достичь бессмертия. Временна̀я мера к поэзии не применима. В этом и состоит мастерство поэта: написать про свое время, затронув вечное.
В последнее время вопрос самоопределения стал для меня основополагающим. Поэзия обратилась попыткой понять себя. Иначе для чего ты пишешь? Самое сложное — совместить познание рациональное с познанием чувственным. Просто размышляя, ты не сможешь понять мир — одних мыслей мало. Но и просто чувств тоже недостаточно; нужно еще анализировать, обобщать. Самоопределение является самоцелью не только поэзии, это должно быть целью для человека.
Самое сложное — совместить познание рациональное с познанием чувственным.
До недавнего времени я не сомневался, что человека определяет воля. Стоит сказать, что такой взгляд сильно сковывает. Если подумать: к чему тебе эта воля? Что такого ты хочешь сделать с собой, чего такого в тебе нет изначально? Воля направлена на то, чтобы либо обладать, либо менять предмет своего обладания. Я в конце концов пришел к выводу, что есть другая слепая сила — любовь.

Я никогда серьезно не рассматривал вопрос конкуренции в поэзии. Если ты пишешь, ты должен писать лучше себя самого, а не смотреть на остальных. Я в свое время подражал Маяковскому — пытался по силе, по воздействию на читателя написать стих равный тому, что писал Маяковский. Подражание сильно стесняет, это тупиковая ветвь развития.
Я считаю, что поэт посредством стихотворения должен найти прекрасное в окружающем мире. Человечество пошло не самым верным путем — путем бесконечного технического прогресса. Это убивает то, что было в нас изначально. Путь к гармонии, сопричастность живого в нас живому в природе — это наиболее верная дорога.
Поэт должен воспринимать мир с детской непосредственностью, но пытаться его осознать. Мало просто дионисийского восторга.
Именно потому, что воспоминания — основной материал для поэта, я считаю, что поэт должен как можно дольше оставаться в душе ребенком. У детей наиболее острое, живое восприятие мира. Но дети воспринимают мир на уровне эмоций, ощущений, и редко анализируют их. Поэт должен воспринимать мир с детской непосредственностью, но пытаться его осознать. Мало просто дионисийского восторга.
Стоит сказать пару слов о современной поэзии. Последнее время у меня возникает ощущение, что те поэты, которые талантливы или гениальны, просто не известны широкой публике. Это связано с тем, что сейчас настала эпоха потребления. Людям не особенно хочется думать над стихами; им просто нужна эмоция. Возможно, широкие массы не обладают достаточным вкусом... Поэт, пишущий на близкие многим темы, становится популярным. Но поэт не должен ориентироваться на читателя. Поэзия ― путь индивидуальный.
Но поэт не должен ориентироваться на читателя. Поэзия ― путь индивидуальный.
Я считаю, что постмодернизма как такового в поэзии сейчас нет. Возьмем интертекстуальность в текстах современных поэтов — отсылки к литературным персонажам, книгам, сказкам. Когда читаешь стихи с отсылками к сюжетам сказок, ты им не веришь. Живая личность автора скрывается за известными персонажами. Возникает чувство, что автор пытается сыграть на моих воспоминаниях из детства. То же самое относится к разговорному жанру в поэзии. Такой прием вызывает у меня отторжение. Когда я подряд читаю пятый стих, начинающийся со слов «Знаешь...», — дальше читать не хочется. Нет доверия к такому тексту. Снова ощущение, что хотят сыграть на искренности, сделать вид, что общаются со мной тет-а-тет.
Недавно у меня был переломный момент в творчестве, критическая точка, после которой я понял, что большинство ранее написанного — не самое лучшее. Я пришел к тому, что поэзия должна быть средством познания мира. Самым главным стремлением истинного поэта я считаю стремление быть как можно более живым.
Я пришел к тому, что поэзия должна быть средством познания мира. Самым главным стремлением истинного поэта я считаю стремление быть как можно более живым.
Чем дольше поэт остается непризнан, тем лучше для него. Признание и слава развращает поэта. Плохо, если человек считает, что признание — это его потолок. С точки зрения массового искусства — да, но с точки зрения искусства как такового, с точки зрения внутреннего роста ― это не предел. Нужно время от времени сомневаться в том, что ты делаешь, оглядываться назад, сравнивать себя с классиками.
С переходом поэзии из книжной среды в интернет пропало ощущение элитарности поэтов. Сейчас многим людям поэзия в принципе не нужна. Чувство, что литература сдает позиции в нашей стране, возникает как раз потому, что наряду с сильными авторами есть авторы массовые и авторы бесталанные. Раньше слабых авторов старались не принимать в серьезные организации. Графоманов не знали — путь в литературу им был отрезан.
С переходом поэзии из книжной среды в интернет
пропало ощущение элитарности поэтов.