Blockhead: «Я не типичный музыкант. Типичный музыкант — это эмоциональный человек с большим количеством чувств и переживаний»

Blockhead: «Если бы я был Канье, я бы никуда не мог пойти. А так люди не узнают меня даже на моих концертах. Этому я рад».
Фото: One Shot Crew
Текст: Влад Савин
Blockhead
Твоя музыка — это во многом эксперименты. В жизни ты тоже экспериментатор или всё-таки в чём-то консервативен?
Я не знаю. Мне кажется, для своей музыки я беру понемногу из разных мест. И самое важное — собрать все эти мелкие части вместе. А моя жизнь, наверное, гораздо менее… я просто живу в реальном мире. Я самый обыкновенный человек. Я не типичный музыкант, это уж точно.
А какой он, «типичный музыкант»?
Типичный музыкант, как мне кажется, это очень эмоциональный человек с большим количеством чувств и переживаний. А я очень уравновешенный, совсем не похож на большинство музыкантов, которых я встречал в своей жизни. Я не бываю очень счастлив или, наоборот, несчастен, я всегда
спокоен — ну, по большей части.
Как тебе кажется, это твоё преимущество?
Думаю, и да, и нет. Преимущество в том, что это помогает мне не сойти с ума, но когда хочешь добраться до каких-то более глубоких чувств, спокойствие только мешает. В то же время, моя музыка сама по себе очень эмоциональна. Возможно, это мой способ выражать чувства.
MEDIASPANK
Blockhead
А что с вдохновением, откуда ты черпаешь его?
Сложно сказать. Меня очень сильно вдохновляет Нью-Йорк: там я родился и вырос, это место, где я чувствую себя дома. А помимо этого, олдскульный рэп. Рэп, который я слушал в юности, всегда был большим источником вдохновения. Я на самом деле почти не слушаю современную музыку, инструменталы, вот это всё. Я слушаю старые соул-записи. Получается, это некая смесь всего, что я слушал в молодости.
Какие-то конкретные имена или весь пласт целиком?
Хип-хоп с 1988 по 1994 год — это звук, от которого я изначально отталкивался. Впрочем, я постепенно изменил его и не стараюсь делать музыку, которая бы звучала «как тогда». Но чувства, которые подарила мне та музыка, я стараюсь сохранить.
Ты также говоришь, что простота и минимализм в творчестве очень важны для тебя. Как ты этого добиваешься: отрезаешь все ненужные части или ты сразу слышишь у себя в голове самое важное и тебе просто не нужно добавлять туда что-либо?
Я в первую очередь имею в виду технический аспект. У меня нет сотни клавишных, у меня нет кучи дополнительных инструментов. Я работаю с довольно ограниченным набором: у меня есть сэмплер, Ableton, виртуальная клавиатура и — и это всё, чем я пользуюсь. Я же работал с сэмплами долгое время, такие ограничения помогают мне сфокусироваться, и я многое могу сделать. В отличие от того, скажем, как если бы у меня было много вещей, которые бы только отвлекали: «А что, если добавить сюда ещё этого, а туда вот этого…». Я лучше буду работать с тем, что имею, и добьюсь хорошего результата.
В общем, если бы у тебя была большая студия, то тебя бы это только отвлекало?
Да. Ну, если бы я был главным, и у меня было много людей, которым я мог говорить: «Сыграй-ка вот это», — было бы неплохо. Но, когда я работаю один, люблю, чтобы всё было очень просто. Обычно я делаю биты на компьютере, лёжа в кровати. Комфорт очень важен.
MEDIASPANK
Blockhead
Говоря о современной музыке, хоть ты и упомянул уже, что мало её слушаешь, вот такой вопрос. Как ты думаешь, оставит ли она след в истории, как например классическая музыка?
Есть некоторые песни. Если честно, то мне не нравится современная музыка, просто я не черпаю из неё вдохновение для себя. Мне кажется, есть песни, которые останутся надолго, не так надолго, как классическая музыка, конечно. Очень немногие виды музыки могут сохраниться также, как классическая. Всегда будут вечные песни. Но их немного и это в основном те, что были в 80-х. Они-то останутся навсегда. Я не могу сказать, что прямо сейчас есть много песен, которые можно будет услышать через 20 лет хотя бы на свадьбах. «О, это же та песня, я её обожаю!».
А из всех музыкантов, с которыми ты работал, кто оставил самое долгое впечатление?
Наверное, Aesop Rock, с которым мы вместе начинали. Он настоящий мастер своего дела. Он не станет прогибаться. Многие люди пытались его постоянно изменить на протяжении всей карьеры, но он никогда не поддавался. У него была цель, и он добивался её. Его рабочая этика ни с кем не сравнится. Он самый впечатляющий человек, кого я могу назвать из тех, с кем мне довелось работать.
А кто-либо из них, людей, с кем ты работал, оказывал на тебя влияние в любом отношении когда-нибудь?
Конечно. Мне кажется, работая с кем-то, ты всегда берёшь от них какую-то часть и, в свою очередь, даёшь что-то взамен. В случае в Aesop мы начали делать биты примерно в одно время, учились разным приёмам друг у друга. Я перестал читать рэп, потому что он был в этом очень хорош и я просто понял, что мне больше не нужно этим заниматься. Так что — да. Я никого не могу вспомнить, с кем бы мы не обменялись каким-то опытом.
А сейчас ты бы хотел больше работать с другими людьми или тебе комфортнее работать одному, лёжа в кровати с ноутбуком?
Мне очень нравится работать с кем-то вместе. Да я и работаю: со многими рэперами, с разными вокалистами. И работать с ними гораздо легче, потому что есть не только ты. Понимаешь? Я имею в виду, что работая один ты свободен. Я не ставлю под вопрос то, что делаю, я просто делаю это, оставляю отлежаться, а потом возвращаюсь — и готово. А когда работаешь вместе, то всегда есть другие мнения. Мне нравятся обе стороны: люблю работать с людьми, один работать тоже люблю. Наверное, у меня лёгкий характер, поэтому я никогда не ссорюсь с людьми, с которыми занимаюсь музыкой.
Мне кажется, это очень важно. Не только в музыке, а вообще в целом.
Да. Я не суперзвезда!
MEDIASPANK
Blockhead
Что насчёт молодых музыкантов? Ты знаешь кого-нибудь с большим потенциалом?
С большим потенциалом? Конечно. Например, певица Бейли МакКитан из группы The Skins. Я немного с ней работал. Она очень талантлива сама по себе, непосредственна, у неё замечательный голос. Есть огромное количество рэперов, которыми я восхищаюсь и с которыми работаю. Или не работаю, а просто вижу большой потенциал в них. Всегда есть хорошие люди. Место не пустует.
А ты сам задумывался над тем, чтобы снова читать рэп?
Нет. Точно нет. Просто я никогда не был так хорош в этом. Было время, когда я уже закончил с этим, но иногда зачитывал что-нибудь, чтобы просто развлечься. И это было самое приятное время. Рэп уже не играл для меня никакого значения: мы просто с друзьями иногда фристайлили вместе шутки ради. А теперь — я уже так давно этого не делал, не думаю, что вообще смогу, даже если захочу. Это как тренировки, нужно держать себя в форме. А я сейчас не в форме. Так что не думаю, что смог бы сделать что-то хорошее. Разве только чтобы повеселиться. И вообще я уже давно прошёл тот этап, когда можно было об этом задуматься.
Понятно. Если говорить о ближайшем будущем, ждёт ли нас какая-то музыкальная революция впереди? Что-то кардинально изменится в музыке?
Кажется, что вот-вот что-то случится. Не может не случиться. Музыка идёт в разных направлениях, становится всё более и более минималистской, до того, что просто звук «ииииии» — чем не песня? С другой стороны есть просто сумасшедшие вещи, экспериментальные настолько, насколько позволяют технологии, а они будут только развиваться и развиваться. Но в целом, люди просто перерабатывают то, что было около двух поколений назад, и придают этому какую-то новую черту. Вот сейчас 90-ые возвращаются, поэтому люди пишут музыку 90-х, но с нотками 2015−16го. Такое и дальше будет происходить. Всё когда-нибудь вернётся, снова уйдёт, а потом вернётся…
MEDIASPANK
Blockhead
Хорошо. А тебе нравится тот факт, что с современными технологиями многие люди могут создавать музыку?
Любой может. Мне нравится, что у людей есть свобода этим заниматься, потому что когда я начинал, было совсем не так просто. Приходилось покупать оборудование. У меня был 4х-дорожечный магнитофон, я пользовался кассетами — была другая эпоха. Единственная проблема теперь с прослушиванием. Когда звукозаписывающие лейблы играли огромную роль, нужно было, чтобы тебя подписали. Для этого тебя должны были послушать, у тебя должен был быть талант. А сейчас любой человек со страничкой на Soundcloud может выкладывать музыку. Это хорошо, но и плохо тоже. Потому что многие недостаточно талантливы. Есть очень много людей, делающих плохую музыку. Некоторые из них как-то становятся популярны, это даёт им больше веса, но музыке в целом это не помогает. Для других лучше точно не становится.
А ты не скучаешь по тем временам, когда всё было более хардкорным, так сказать? По тем ощущениям?
Да! Сейчас общество очень сильно отражается в музыке. Мы приучились к тому, что всё вокруг замечательное: «Ты замечательный и ты замечательный!» У всех всё здорово получается. Это просто неправда. У людей вообще плохо получаются разные вещи. Некоторые люди действительно глупые. Сейчас всё очень открыто и дружелюбно. Было лучше, когда всё было более закрытым. Можно жалеть, что вещи, которые должны были стать популярными, так и не стали. Но сейчас путь открыт для всего.
Предположим, у тебя были все современные технологии, когда ты начинал. Был бы ты сам другим?
Если только я владел бы технологиями, тогда я был бы кем-то вроде принца. Вообще, мне было бы гораздо легче начать, гораздо легче научиться. Наверное, стал бы гораздо ленивее. Если честно, то, как я начинал писать музыку, и то, как я это делаю сейчас, сильно отличается друг от друга. Сейчас всё гораздо проще, благодаря технологиям. Раньше на сэмплере мне приходилось разбивать сэмплы и по-разному их двигать. В Ableton можно просто загрузить всё и — окей, всё понятно. К самому процессу совсем по-другому подходишь. Наверное, если бы я начинал с тем, что у меня есть сейчас, когда я был совсем молодой, то стал бы очень креативным, когда во всём разобрался.
А что насчёт твоего звучания? Оно осталось бы таким же по большей части, просто было бы легче его сделать — или что-нибудь изменилось?
Просто было бы более продвинутым, мне кажется, по сравнению с тем, что я мог делать тогда.
Нет, я имею в виду не этот аспект, а то, что ты хотел бы выразить своей музыкой, твои эмоции.
Ну, тогда, наверное, осталось бы как есть. Моим талантом всегда был мой слух. Я не играю ни на каких инструментах, могу, конечно, разобраться с клавишными, но мои умения — это гармония, мелодия и тому подобное. То, как разные вещи сочетаются. Например, взять что-то, что не должно сочетаться и сделать так, чтобы они работали вместе. Поэтому не думаю, что что-то изменилось бы.
Понятно. А что насчёт России? Давай уточним: ты первый раз здесь?
Второй раз.
Тогда мой следующий вопрос хорошо подойдёт. Какие у тебя впечатления о стране?
Я был в Москве, в Санкт-Петербурге. Ещё был(неуверенно) в Е-ка-те-рин-бур-ге. Я не пробыл в Санкт-Петербурге достаточно, чтобы иметь представление о том, что это вообще за город. Отыграл только концерт: пришёл-ушёл. Провёл немного времени в Москве, мне там понравилось. Люди очень открытые, и концерты проходили очень весело. Так что Россия… это точно самое иностранное место, где я был. Буквы другие! Я никогда не был в Азии или в Индии, например, в тех местах, где не привычный латинский алфавит. Так что это такое место: «Если я здесь потеряюсь, то могу совсем пропасть». Но люди дружелюбные. Очень здорово знакомиться с новыми людьми.
То есть ты проводишь большинство времени на концертах. А в целом здесь всё так же, как и в других странах с точки зрения организации?
Как в России организовано? Я бы сказал, что Россия идёт вместе с большей частью Европы. В Америке по-другому. Здесь люди любезнее. В Америке больше: «Да, хорошо», — и просто запихивают тебя в гримёрку, если только это не особенно хорошее место. Обычные площадки среднего размера не много для тебя делают, а здесь у меня в гримерке есть еда, фрукты, напитки. Гостеприимство здесь мне нравится.
А что насчёт публики в России? Она тоже отличается?
Если судить по Москве вчера вечером, то было очень круто. Публика потрясающая. Все заведённые, все танцуют. Гораздо больше, чем, например, в Гамбурге, в Германии. По моему опыту, фанаты в России и Восточной Европе самые эмоциональные. Может быть потому, что немногие приезжают сюда, я имею в виду американских исполнителей, это не так часто происходит. А вообще — всё здорово.
А ты вообще знаешь что-нибудь о российской музыке?
Да не особенно. Тату? Вот и всё. Я раньше делал сэмплы из старой русской музыки. Музыка на заднем плане — это украинский рэпер, который живёт в Бруклине. Вот самое большее, что я знаю. На самом деле, я работал с русским рэпером. Его зовут Lodeck. Он уехал отсюда, может и не из Санкт-Петербурга, а из России вообще, когда ему было 7−8 лет. Переехал в Бруклин. Он читает на русском и на английском. В общем, он хорош.
Может, у тебя есть всё же какое-то стереотипное представление о российской музыке? Потому что я хотел спросить тебя, музыка тоже отличается от той, что делают в Америке?
Хочешь, расскажу самое забавное за всё время, что я здесь? Я часто езжу на такси. И я слышал только американскую музыку. Только американскую. Я не слышал ни одной русской песни! В такси я думал: «А они вообще русскую музыку слушают?» Так что, мне кажется, вам нравятся те же стрёмные песенки, что и нам. Это всё попса. Всё то, что крутят по радио. Но ничего действительно русского я не слышал. Было бы интересно. Я вообще наделся что-нибудь услышать. Например, поп-музыку, посмотреть, что она из себя представляет.
MEDIASPANK
Blockhead
А что для тебя главное в музыке? Сама музыка, текст, какой-то смысл, возможно.
Зависит оттого, какая это музыка. Если рэп, то мне нужно понимать слова. Бит тоже для меня очень важен. Если это какой-то вокал, то там проще, просто мелодия может зацепить. Я слушаю много бразильской музыки, и я понятия не имею, что они говорят, но всё звучит очень красиво.
Тогда такой вопрос. Ты уже упомянул, что сейчас много музыкантов и почти любой человек может заниматься музыкой. А как ты думаешь, насколько важно для человека сегодня музыкальное образование?
Зависит оттого, какую музыку они пишут. Для того, что делаю я, совсем не важно. Если играешь в группе, то нужно выучить инструмент, структуру песен, ноты, уже хотя бы для того, чтобы можно было обсудить музыку. Например, когда я общаюсь с музыкантами, они могут скачать: «А это там ля?» — или что-нибудь ещё. А я не знаю, что это значит. Я слышу, но не знаю, что это означает. А у тех, кто пишет электронную музыку, акцент больше на ощущении музыки и её структуры. И это естественно. Есть люди, у которых музыка извивается без дела, в ней и смысла-то нет. Например, я сегодня слушал новый альбом Канье Уэста первый раз, и ощущение было: «Что он вообще делает?». Там есть очень хорошие песни, но кажется, что он сошёл с ума. По крайней мере, если судить о структуре его песен. Возможно, это его черта: брать привычную структуру и переворачивать её с ног на голову. Может, он просто под кокаином.
Может быть. Может, в этом и причина его огромного долга?
Точно. Ты знаешь об этом?
Да это по всему интернету.
Это не настоящий долг. На самом деле, он сказал, что он в минусе на 53 миллиона долларов от идей, которые у него так и не появились. То есть, он говорит, что должен быть на 53 миллиона богаче, если бы использовал все эти идеи. Так что он не в долгах, он очень богатый на самом деле. Когда я об этом услышал, у меня была реакция: «А, ну ладно». У него нет никаких причин обеднеть.
Не то, чтобы я сильно переживал. Ладно. А ты делаешь когда-нибудь долгосрочные планы, например, относительно тебя в музыке? Или же каждый день — это новый день?
Я просто продолжаю двигаться вперёд, продолжаю что-то делать. Я не знаю, долгая ли жизнь у хип-хоп продюсера. Я уже точно не молод. Большую часть денег я зарабатываю в турах, но всё равно предпочитаю работать дома и писать музыку. Я продолжаю делать новые проекты, работать над ними, надеюсь, людям нравится. И пока им нравится, я продолжаю работать. Но кто знает, буду ли я заниматься музыкой лет через десять. Мне нравится думать, что буду, но…
Ты не устаёшь в турах? Быть всё время в разъездах — я бы на твоём месте всегда был без сил.
Я так устал. Поездки по Европе и России — это время вообще без сна. Разница во времени, концерты всегда заканчиваются очень поздно, потом нужно рано вставать. Тяжело. Но я приезжаю в Европу только один раз в год в среднем, так что не так уж всё и плохо.
А туры по Америке? Это всё-таки одна страна.
Гораздо легче. С перелётами проще. Например, я летел из Лондона в Москву, а это довольно долго. Ну, может и не очень. В Америке расписание такое, что каждое новое место максимум в часе. Все одним махом, так сказать. Здесь всё совсем не так. В Европе постоянно едешь то туда, то сюда. Ты повсюду.
Понятно. Хотел спросить ещё что-то, но вот забыл. Что-то по поводу туров тоже. А, всё же просто! Есть у тебя любимое место из всего твоего опыта? Может, страна, или какое-то конкретное место?
Очень запомнился [Клуж] в Румынии. Достаточно неожиданно, но там было здорово. Остин в Техасе — всегда замечательно. Пару дней назад играл в Лондоне. Лондон и Москва — два лучших места за последнее время.(у фотографа что-то падает) Ты что творишь? Всё, заканчивай интервью! В общем, везде бывают хорошие концерты, но если что-то постоянное, то Остин в Техасе — самое любимое место. В других местах всегда неожиданно, никогда не знаешь. Допустим, если вернусь в Москву и мне снова понравится, то буду говорить, что это тоже любимое место.
Почему Техас? Например у меня, как у человека, который никогда не был в Америке, очень стереотипное представление о Техасе. Для меня самый стереотипный американец — из Техаса.
Ужасное место. Но вот Остин — это как Берлин для Техаса. Ну, как в Германии, где в целом не очень-то, но вот Берлин другое дело. Что-то в этом роде. Очень молодой город, всё пропитано музыкой, там больше площадок для выступлений, чем где-либо ещё в Америке. Там просто обожают музыку. Ни на что не похоже. А вот остальной Техас можешь смело пропустить. Если поедешь в Америку, то выбирай Нью-Йорк. Даже не заморачивайся с Техасом. Только Остин.
Перед концертами ты волнуешься или теперь это просто обычное дело? Сейчас вот тебе уже скоро идти на сцену, а ты просто сидишь, болтаешь с нами.
Ну, да. Сейчас я уже привык к этому. Я нервничаю только если действительно очень много народу. Или если вся эта толпа не моя, а я просто на разогреве у кого-то, чья музыка отличается от моей. Тогда немного некомфортно. В целом, уже привык, я очень спокоен. После концерта остаётся какое-то возбуждение. Если всё хорошо проходит. Ну, или разочарование, если проходит не хорошо. Иногда всё просто супер, тогда целую ночь потом возбуждён. А иногда я очень уставший и просто иду спать.
Ты чего-то ждёшь от этого выступления? Или сегодня оно самое обычное?
Я не знаю, чего ожидать. Потому что в прошлый раз здесь у меня сломался компьютер. У меня сет с ноутбука. Сложно объяснить, в общем. В этом много своих особенностей. Но мой ноутбук сломался, так что мне пришлось делать импровизированный диджей-сет. А я не диджей. Так что, по большей части, просто включал свои треки. У людей была реакция: «Что?» Все были немного растеряны, и это понятно, потому что это было ужасное шоу. Но мой компьютер совсем умер. Очень неудачно всё случилось здесь. Мой промоутер был недоволен. Shit Happens! Да. И моей вины то не было. Что-то с компьютером случилось, жёсткий диск перестал работать. Так что в этот раз я рад, что смогу сыграть свой нормальный сет. Надо скрестить пальцы, чтобы он не сломался.
Что бы ты мог сказать или пожелать фанатам в России?
Не знаю. Это они всегда мне много чего говорят. Вчера мне довелось много поговорить с фанатами, которые почти не говорили по-английски. Некоторые не знали английского совсем. Они просто что-то говорили, я пытался сказать, что не говорю по-русски, а они просто продолжали. Но они выглядели довольными. Каждый раз, когда приезжаешь в другую страну, это просто очень интересно. Но они очень эмоциональные. Те, кого я встретил вчера, были супер. Много энергии.
Люди узнают тебя на улицах, в Америке например? И хотел бы ты этого?
Нет. Я даже рад, что это не так. Люди не узнают меня даже на моих концертах. Я бы, наверное, мог пройтись сегодня через толпу и меня бы не узнали процентов 90 людей здесь. Я не рэпер, моё лицо не известно. Не Канье Уэст! Если бы я был Канье, я бы никуда не мог пойти.
медиапортал HITCH.SPACE
mail@hitch.space