«Белый куб» Выпуск 13 (Игорь и Екатерина Пестовы)
Разговор с художниками Игорем и Екатериной Пестовыми о реализме, трактовке и утопиях в современном искусстве
Юлия Рыбакова
Автор проекта «Белый куб» — о том, что есть современное искусство, кто его создает и как все это понимать. Куратор галереи «Арт-Лига» в арт-центре «Пушкинская-10», Санкт-Петербург.
Наталия Романова
Уфимский спец. фотокор.
Екатерина и Игорь Пестовы
Игорь и Екатерина Пестовы
Некоторые ваши работы можно отнести к гиперреализму. Сейчас ведутся яростные споры о возвращении реализма, и о его роли в современном искусстве. Действительно ли реализм возвращает свои позиции в мире искусства?

Екатерина: Если вспомнить историю искусств, то, начиная с наскальных изображений, реализм только продолжает развиваться разными путями и питает все остальные направления, которые во многом возникают из борьбы с реализмом.

Игорь: Собственно реализм никогда и не терял позиций, потому что это не направление в искусстве, а это сама жизнь, это здравый смысл. Искусство происходит из реальности.

Что касается гиперреализма, это определенная философия — создать гиперреальность, Я не являюсь гиперреаалистом. Чтобы это увидеть, достаточно посмотреть работы художников-гиперреалистов и сравнить. Разница будет очевидна. Мой метод — это «личная история». Художник занимается магией и поиском трактовки, и это подчинено смыслу, впечатлению или эмоции, которую мы хотим вызвать.

Е.: Мы разговариваем формами, создаем формы, вызывающие определенные эмоции, мысли. Через формы художник управляет восприятием. Формы влияют на бессознательное. В этом заключается могущество художника, он может усиливать любую мысль через художественные визуальные средства.

Некоторые говорят: вот, вы рисуете мясо, это эпатаж! Знаете, эпатировать можно и свеклой. Тут дело не в самом объекте, а в трактовке образа.

И.: Например, наши образы во многом перекликаются с работами Снейдерса, Гойи и других художников барокко. Мы используем «трехслойку» в живописи, что характерно для классической школы. Это не прямое подражание классике. Наше видение дополняет новое впечатление современности, а точнее «клиповая» фрагментарная визуальная культура нашего времени, «полиграфичность», плакатность и прочее. Те же обьекты — другая трактовка. Мы живем в ситуации крушения иллюзий. В радостном потреблении и изобилии проступают черты жестоких крайностей. Разворачивается новая драма цивилизации. То, что раньше символизировало жизнь и удовольствие, сегодня является знаками смерти и разрушения. По словам Конфуция, «миром правят не мысли, а символы и знаки». Прочитать знаки нашего времени — работа художника.

Е.: Тотальная безжалостность. Ободранная голова бычка лежит в пространстве, и все. Кадр, который я выделяю из всего повседневного.

Для одной картины нам нужны были овечьи головы, и нам как их вытряхнули из мешка, и они как посыпались оттуда, а у них из ушей из ноздрей вылетали мухи — выбирай! Это будничная история мясного рынка, куда люди приходят не за духовными переживаниями, а за вкусной едой.

Или вот надо было кролика рисовать — важно было, чтоб он был в шкурке, и мы заказали такую модель на Кузнечном рынке: нам привезли только что убитого теплого кролика. Удивительная история с человеческим осознанием — когда в человеке выключается чувство гуманности… Вы приходите на рынок и испытываете наслаждение: все прекрасно, мясо свежее, вы сделаете прекрасное блюдо, воображение рисует довольных гостей и прекрасный праздничный стол. Или вы заказали в ресторане каре молодого ягненка в тимьяне: у вас нет в голове этого ягненка, а если вам его приведут, покажут — белого, пушистого, с невинными глазами — перед тем, как приготовить из него блюдо, то ко всему этому наслаждению пищеварением будет другое отношение. Все решают акценты нашего внимания. И художник с этим работает.
Вы совмещаете приемы академической и абстрактной живописи. Как вы к этому пришли?

И.: Живопись начинается с чистого холста, с абстракции — и заканчивается абстракцией. Выход на знак — это первейшее дело.

Е.: Картина, висящая за несколько залов на выставке, должна манить вас странностью пятен, линий и «тянуть» к себе. Когда мы начинаем работу, мы начинаем ее как абстракцию. Подмалевок в начале работы и есть абстракция.

И.: Любой художник понимает, что абстрактное всегда действует на бессознательное в человеке, это такая базовая вещь. Абстракция как стадия работы.
Современное искусство — это некий оксюморон, ведь не существует несовременного искусства. И все же, если говорить о неких тенденциях последнего времени, видите ли вы что-то новое и интересное? Может быть, какие-то интересные имена или проекты?

Е.: Несколько художников нас интересуют сейчас: это граффитисты Бэнкси, Александр Фарто, Дэн Витц. Братья Чапмены, Демиен Херст, Маурисио Кателана, Фрэнсис Барт и другие.

Из русских интересны художники диссидентского советского периода: Борис Орлов, Эрик Булатов — прекрасные, смотрятся свежо, точное попадание в эстетику. Еще хочу отметить немецкого художника-стритартиста из Берлина: он называет себя Evоl, у него поразительные проекты. Например, он нашел заброшенную скотобойню с прямоугольными бетонными окровавленными тумбочками и разрисовал их под блочные дома. Бетонные тумбочки превратились в энтропийный типовой город советского периода. Когда смотришь на такие образы, происходит полная расфокусировка сознания — как будто смотришь на съемку какого-то реального брошенного города с высоты птичьего полета. Многие имена современного искусства можно перечислить — долго перечислять. Художники-классики современности, влияющие на наше сознание. Пример их состоявшегося искусства очень вдохновляет на новые эксперименты формы, мысли.

И.: Искусство не бывает несовременным?! Бывает. Многие художники игнорируют мотивы повседневности. Не считают это чем-то интересным. Человек не хочет познавать самого себя. Как говорится, познай самого себя — познаешь весь мир. Целостность — это негатив и позитив в одном. Если человек выбирает только позитив, получается пошлость; если выбирает негатив и уходит только в него — это уже бегство от реальности, уход в цинизм, пошлую такую грязь, вот и все.

Человек — целостен. Красивое и безобразное, грязное и чистое как борьба противоположностей. Есть несовременное искусство. Люди не хотят быть в реальности, но любят современные машины, любят современный дизайн, комфорт, стерильность и т. д. Эстетика нашего времени является прямым продолжением развития искусства. Кроме того, искусство создает новую реальность, новые формы существования. И даже несет в себе пророчество. Осмелюсь сказать, что художник является прямым проводником между прошлым и будущим. Связано это с тем, что существует незримый и неосознанный запрос общества, который распознается художником. Хорошее искусство — это всегда провокация и даже агрессия, захват внимания.

Важно заниматься искусством на всю катушку: никого не интересует, в каких условиях ты работаешь, важен конечный результат. Мы, например, работаем в маленькой мастерской на 13-м этаже, и каждую работу приходится стаскивать оттуда вручную, потому что ни в один лифт они не входят. Но наши идеи важно исполнять в нужных неудобных размерах. И мы этого добиваемся. Это называется воля художника.

Е.: Искусство — всегда дерзость, риск, мысль. Желание заработать денег никого никуда не приводит — ни художников, ни критиков, ни галеристов, это тупиковая ветка. Надо быть пассионарием, как Бэнкси. И, как он, быть готовым к тому, что твоя работа, твое граффити может быть однодневным — например, придет другой граффитист и его закрасит.
Ваши работы провокационны. И по тому, как через отвращение человек приходит к осмыслению отрицательных черт современного общества, они напоминают антиутопию. Как бы вы описали время, в котором мы сейчас живем?

Е.: Наши политические взгляды — антиутопия. Мы считаем любую утопию преступным инфантилизмом. Всегда трагично заканчивается. Утопия заманчива и вдохновляюща. Утопия свободы, равенства и братства, мировой революции, светлого будущего, рая на земле, исключительной безопасности и комфорта, технического прогресса и так далее. Бегство от реальности. Спрятаться за великую идею. Как уже говорили, мир целостен. Психология человека такова: чтобы выживать, надо верить. Во что угодно. Человек не может быть во всем рациональным. Великие идеи часто заменяют стремление к сакральному, волшебному, необъяснимому. Проходит время, и идея становится тотальной, бессмысленной властью. Вместо свободы происходит принуждение к идее. Служить ей наперекор всякому здравому смыслу. Страшное явление, если подумать. Спрятать страхи, почувствовав движения великой идеи, замещая самопознание и рассмотрение своих «бесов».

Вот у нас есть на выставке работа «Тринадцатый этаж»: вид из нашего окна на дома, построенные в 80-е-, 70-е годы, и вот, пожалуйста, — превратились в какие-то такие энтропийные муравейники разномастные, и в них самих уже, в их форме какая-то травма есть, потому что они очень ненормальные, не выглядят как здания для жизни, не несут никакого позитива вообще. Еще одни руины утопии.

И.: Человек сам себя не исследует — получается, чем больше техническая оснащенность, тем меньше и меньше он познает себя.
Сегодня искусство может менять мир?

Е.: Да, искусство вообще создает мир. Вот мы сидим например, в кафе. Здесь все создано художниками: мебель, стол, стул, одежда на нас — эта эстетика создана художниками. Вообще весь мир создан художниками, это самая могущественная профессия, потому что она занимается формой жизни — из какой чашки я пью, на какой тарелке мне подают блюдо в кафе, какой дизайн нас окружает — все это создают художники. В наше время художник выполняет многочисленные маркетинговые, рекламные и политические заказы. Через искусство происходит вторжение в интимную сферу жизни, стимулирование желаний, удовольствий, иллюзия личного выбора. Незаметный самообман. Вот почему я говорю о власти искусства и сильнейшего влияния на все стороны современности. Наряду с утилитарной функцией искусство способно пробуждать диалог, человеческие контакты, мышление, сопереживание. Возвращение к человеку, да. Выбор художника, мотивация творчества определяет нашу жизнь. Сегодня все сложно перепуталось, многое бесчеловечно, спланировано, научно просчитано. Человек в современном мире абсолютно беззащитен под напором всевозможных психоманипуляций. Будто тебе все это говорит: «Ты всего лишь биоматериал».

Сегодня такие чудовищные эксперименты происходят. Например, в Голландии ученые решили изобрести способ переработки экскрементов в еду, и довольно успешно — они создали какие-то белковые продукты: вполне возможно, что в будущем, чтобы не содержать дорогую ресторацию, будет очень модно и очень «полезно и экологически чисто» поглощать из тюбиков какие-то белковые вещества. Многое переходит в абсурд. Благодаря красивой обертке известного бренда вы в полной уверенности, что так и надо. Технологии окон Овертона для переубеждения общества. Все что угодно можно сделать нормой. Отмена всех табу.

И.: Оруэлл.

Есть мнение, что этика и эстетика вещи неразделимые, и в обществе, где эстетика не развита, и об этике говорить нечего. Вы с этим согласны? Что вы об этом думаете?

Е.: А я думаю о том, что в фашистской Германии была великолепная эстетика. Эстетика, которая поражает своей чистотой и ясной формой. Вот весь ответ.
Какие философские идеи на вас оказали самое значимое влияние?

И.: В первую очередь, конечно, русская классика: Достоевский, Толстой, Чехов. Во вторую очередь мне очень нравится Карл Густав Юнг, я могу назвать это и философией, и психологией — это связанные вещи. Для меня это было очень сильно и полезно. Блез Паскаль говорил, что философ познает изо всех своих сил пороки и грехи человеческие. Соответственно, психолог чем занимается? Да тем же самым, в общем-то.

Кастанеда — замечательно. Кастанеду я читал после Юнга — и мне сразу было все понятно, при этом я не увлекался всякой там психоделикой.
Расскажите о выставке, которая открывается в галерее X-MAX, в Уфе.

Е.: «Бесконечная нежность». Выставка, в которой участвуют работы с 2010 года и до настоящего времени. Есть несколько работ, которые еще не выставлялись: это работа «Здравствуй и прощай», «Золотое сердце» и работа «Афтепати».

Работы 2010 года «Рождение правильного человека» и «Биоматериал» выдернуты их триптиха, но вполне могут быть и автономны. Помимо картин на выставке будет инсталляция «Мелочь по карманам» — из металлических листов, имитирующих кассовые чеки Романа Абрамовича и Игоря Пестова.
«Рождение правильного человека» и «Биоматериал»
«Рождение правильного человека» и «Биоматериал»
В каких еще городах можно будет увидеть ваши работы в ближайшем будущем? Планируются ли какие-то проекты?

Е.: В конце мая Москве участвуем в выставке «Картина после живописи», в галерее Зураба Церетели. В настоящее время открылась выставка в URAL VISION GALLERY в Екатеринбурге под названием «Какой картинкой ты будешь завтра?». Участвуем с работой «Цивилизация». Мы постоянно выставляемся. Часто все происходит спонтанно. За первое полугодие 2016 года мы уже участники семи выставок.