«Белый куб» Выпуск 05
Бывает ли искусство современным и несовременным и что можно увидеть в глазах Аменемхета III
Юлия Рыбакова
Автор проекта «Белый куб» — о том, что есть современное искусство, кто его создает и как все это понимать. Куратор галереи «Арт-Лига» в арт-центре «Пушкинская-10», Санкт-Петербург.
В прошлый раз мы говорили о старых дырявых сапогах, о социальных конструктах и о перевернутом писсуаре, который перевернул мир. А сегодня мы поговорим о том, почему мы называем современным искусством то, что было создано уже более ста лет назад.
Согласитесь, довольно странно считать участника февральской революции 1917 года своим современником. Однако те направления, которые рождались тогда, так у нас именуются. Поэтому, когда мы слышим фразу: «Ох уж это современное искусство, в моей молодости такого не было», — это звучит странно, и хочется заглянуть в паспорт этого человека.
Что же нужно понимать под термином «современное искусство»? По правде говоря, даже профессионалы здесь расходятся во мнениях. На недавнем симпозиуме «Современное искусство: вместе или рядом» директор Государственного Русского музея Владимир Гусев сказал так: «Современное искусство. В этот термин мы вкладываем так много, что оно становится просто эпитетом. Необходима смысловая чистота определений».
Современное — это понятие временное. Но если посмотреть на развитие искусства философски, отстраненно, то мы тут же поймем, что искусство является объектом вневременным. Как уже говорилось в предыдущем выпуске, это большая ошибка — воспринимать искусство линейно, в некой четкой хронологической последовательности.
Начнем с того, что искусство создают цивилизации. А цивилизации только с точки зрения времени существовали одна за другой. Да и то, как известно, некоторые цивилизации существовали в разных частях планеты абсолютно автономно в одно и то же время, и неплохо им жилось без всяких контактов между собой. Все, что они создавали, было уникально и никак не связано и другими цивилизациями.
Так вот, с точки зрения философской эти цивилизации не были отсталыми или ущербными по сравнению с нашей лишь потому, что они были задолго до нас. Они были просто совершенно другие, непохожие на нас. Майя, ацтеки, Древний Египет, Древняя Греция и Древний Рим… это были не наши родоначальники. Положа руку на сердце, мы к ним не имеем вообще никакого отношения. Мы впитали культуру Древней Греции — несомненно. Однако на самом деле мы очень мало что о ней знаем. И то, что мы видим сейчас, — это лишь наши интерпретации. По факту, о том, что именно они пытались донести теми или иными произведениями искусства и словами… мы можем только догадываться.
Глупо было бы полагать, что мы говорим на одном культурном языке с людьми, которые всячески избегали упоминания синего цвета, например. Опираясь на то обстоятельство, что синие тона относительно редко встречаются в изобразительном искусстве античности, а главное — на лексику древнегреческого и латинского языков, филологи позапрошлого века выдвинули предположение: греки, а вслед за ними и римляне, вообще не различали синий цвет. И в греческом, и в латинском языках трудно подыскать для этого цвета точное и распространенное название, в то время как для белого, красного и черного цветов есть не одно, а несколько обозначений. Чаще всего по отношению к небу, например, употреблялось слово, которое передает не строго определенный цвет, а, скорее, его блеклость или слабую насыщенность: поэтому так характеризовали и цвет воды, и цвет глаз, а также — листьев или меда. Конечно, они скорее всего видели синий цвет, но либо его не идентифицировали, либо у них были насчет него какие-то забавные предрассудки. Словом, говорить о прямой преемственности даже в случае с античностью не приходится.
Итак, цивилизации не развиваются линейно. И искусство — то, что доходит до нас сквозь века, во-первых, тоже не развивалась линейно, во-вторых, существует сейчас так же полноправно, как все те произведения искусства, которые создаются здесь и сейчас.
Глаза Аменемхета III смотрят в вечность так же, как и в XIX веке до нашей эры. И мы можем заглянуть в них, зайдя в египетский зал Эрмитажа. Не знаю, как по вам, а для меня эти глаза абсолютно вечны, а значит — в какой-то мере и современны, раз они существуют в этом времени и пространстве.
Но мы тем не менее под современным искусством подразумеваем вполне конкретные вещи.
К сожалению, в этот термин вкладывается так много, что по сути он вообще не несет никакой смысловой нагрузки. И все же обратимся к истории его появления.
Так получилось, что те революционные процессы в искусстве, которым обозначилось начало ХХ века, надо было как-то обзывать. И обозвали его «modern art» — то есть в переводе на русский «современное искусство». Как мы уже выяснили, все хронологии и типологии, когда мы говорим об искусстве, носят формальный характер. Но все-таки есть некие обобщенные рамки. Так вот, модерн арт, современное искусство включает в себя художественные произведения, выполненные в период, проходящий примерно с 1860-х до 1970-х годов, и обозначает стиль и философию искусства, которое родилось в течение этого периода. Термин обычно ассоциируется с искусством, в котором традиции прошлого были отброшены в сторону. Современные художники экспериментировали с новыми способами видения и размышляли о природе материалов и функциях искусства. Здесь важна тенденция движения от повествования, которое было характерно для традиционных искусств, к абстракции.
Итак, 1860−1970-е — это современное искусство. И входят в этот отрезок времени совершенно разные направления — и постимпрессионизм, и минимализм, и супрематизм, и дада, и черт в ступе. То есть определение «современное искусство» — это временное определение. И в «современное искусство» попадают вещи, совершенно разные по стилю и исполнению.
Окей. А дальше-то что было? После 1970-ых?
А это самое «дальше» тоже надо было как-то обозвать. И обозвали это «contemporary art».
И вот тут-то и начинаются проблемы. Потому что в русском языке и модерн арт, и контемпорари переводятся одинаково: «современное».
И придумали уже наши соотечественники, что все, что после 1970-ых годов появилось, они будут называть не современным, а актуальным.
Актуальное искусство — это искусство, созданное в настоящий период времени. Актуальное искусство по сути является преемником модерн арт.
То есть что здесь важно понять: наиболее точное определение современного и актуального искусства — это не жанр, и не стиль, и не направление. Это хронологические рамки, в которых зародились определенные направления. То есть картина, написанная в строгих канонах академизма на прошлой неделе, тем не менее не будет актуальным искусством, так как академическая живопись появилась задолго до 1970 года. То есть важно не столько время создания конкретной работы, сколько отрезок времени, когда появилось направление, к которому принадлежит эта работа.
К сожалению, любая хронологическая типология в искусстве приводит в конце концов к осознаю формальности этого. И даже направления, школы — часто это разделение искусственно и преследует коммерческий интерес. Сейчас, скажем, присутствует мода на такую-то школу живописи среди коллекционеров — и на эту тему пишутся диссертации, туда вплетают художников, которые по сути мало имеют к этому отношения. Или нет никакой отдельной школы, но выгодно, когда она есть — чтобы выгодно продать работы. Примерно так появился термин «постимпрессионизм» — просто куратору одной из выставок надо было как-то объединить одним названием совершенно разных, но популярных авторов.
Да, очень важно знать основные жанры, стили и направления — чтобы, как мы уже говорили, правильно выбирать критерий оценки конкретных произведений искусства.
Но в то же время надо понимать, что искусство не развивается линейно. Что нет современного искусства или несовременного искусства. Искусство имеет вневременной характер. Искусство бессмертно.
Мы поговорили сегодня о том, что люди вкладывают в слова «современное» и «актуальное искусство». А в следующий раз попытаемся ответить на вопрос: что такое произведение искусства? Как определяют это художники и искусствоведы?