Группа Аффинаж

«Аффинаж» о музыкальном катарсисе, творческом процессе и судьбе музыканта в России. В финале парни исполнили акустическую версию своей новой песни «Сидней».
Фото: Личный архив группы Аффинаж
Текст: Павел Щипков
Аффинаж
Что для вас слово «аффинаж»? Это ведь процесс очищения металлов.

Эм Калинин: Как-то мы с однокурсником читали журнал и увидели там красивое слово. И все. Журнал вроде был «Maxim».

Сергей Сергеич: Вообще, сейчас название подтверждается. «Как вы яхту назовете, так она и поплывет». Многие люди пишут о том, что испытывают катарсис, выходят с концертов очищенными.

Саша Ом: Рабочий процесс так и происходит: ничего не вымучивается, а просто постепенно очищается, оттачивается.
Концерт «Аффинаж»
Концерт группы «Аффинаж»
Что для вас творчество? Это цель или инструмент достижения конечной цели? К чему вы хотите прийти?

Эм: Мы бы хотели, чтобы нас услышало максимальное количество людей на территории родной страны.

Ом: Хочется заниматься тем, что получается, что любишь. Самореализация — это не конечный процесс, а постоянное движение.

С. С.: Творчеством можно назвать любой процесс, к которому ты подходишь осознанно. И рождение детей — тоже своего рода творчество. Творчество — процесс обширный, это не только на гитарке поиграть и намазать что-нибудь на холсте.
Не думали ли вы о зарубежном слушателе?

С. С.: У нас запланированы концерты в ближнем зарубежье на следующий год.

Эм: Мы поехали бы в любой город, где найдутся промоутеры, организаторы, которые готовы помогать, сотрудничать.
Вы только музыкой сейчас занимаетесь? Хватает ли музыки для заработка?

С. С.: Я от постоянной работы сейчас отказался, но все равно приходится, так или иначе, работать.

Эм: Я постоянно нигде не работаю уже год.
Эм Калинин
Эм Калинин
Многие музыканты говорят, что у нас в России музыкой не заработаешь. Почему существует такое мнение?

Ом: Потому что первоначально они хотят музыкой именно заработать.

Эм: Они думают, что придет какой-то дяденька и все сделает за них.

С. С.: А если дяденька придет, заработают не они, а дяденька.

Эм: А они заработают геморрой.
Вас устраивали организаторы и площадки, на которых вы выступали?

Эм: В Белоруссии было просто офигенно! Потрясающая организация.

Ом: Как будто мы большие звезды. Встретили, покормили три раза, холили, лелеяли, за что им огромное спасибо.

С. С.: Даже парни-охранники из клуба, которые стояли по обе стороны от сцены, — на их лицах читалось, что им нравится, они тоже очистились.
А отдача публики в Минске?

Эм: Потрясающая! Мы не ожидали! Мы знали, что будет не пустой зал, но количество людей просто превзошло ожидания.

С. С: Минчане — люди очень обязательные. Количество людей в зале практически равнялось количеству людей во встрече. («Встреча» — страница мероприятия в социальной сети — прим. ред.)

Эм: Поначалу мы везли сплит второго проекта «Никого не люблю», и они его забраковали, потому что усмотрели там много всякой пропаганды, ненормативной лексики. У них многие концерты отбраковываются, и люди ездят в соседние города и страны, чтобы посмотреть на звезд.
Хорошо, что нет барабанщика в группе. Удобно, что не нужно таскать ничего с собой?

С. С.: Я как басист скажу, что не очень-то удобно, тяжело без барабанщика.

Эм: Сейчас мы не хотим расширяться, но нам нужен музыкант на некоторые концерты и для записей.
Какие эмоции от вашей музыки может испытать человек, для которого русский язык не является родным?

Эм: Я считаю, что нет никаких препятствий. У нас очень много замешано на фонетике, а не на смысле . Для русскоговорящего слушателя это «нестыдный» текст, а для иностранного слушателя достаточно фонетики, настроения, атмосферы.

Саша Корюковец: Как мне кажется, у нас музыка вполне самоценна.

Эм: Музыка не является подспорьем текста, там все в симбиозе.
Многие музыканты заранее ориентируются на запад. А вы самобытные и несете русскую культуру?

С. С.: У нас же пол-России слушает западную музыку, понятия не имея, о чем там поется.
аффинаж группа состав
Группа «Аффинаж» полный состав
Все ли удается успевать в связи с side-проектами?

Эм: Много не успеваем, работаем над альбомом. Проект «Никого не люблю» мы довольно быстро сделали летом. Одно время, когда мы с Сашей жили поблизости и ходили в один бассейн, мы очень много записывали.

Ом: В бассейне у нас рождались идеи, и мы бежали домой и записывали по три трека сразу.

С. С.: Если днем ходили, когда бабульки всякие плавают, то грустные песни получались, а если вечером, когда девочки, то веселые или романтичные.
Где распространяете музыку в интернете?

Ом: Мы продаем ее на iTunes, Google Play.

С. С.: Покупка релизов на таких сервисах — это своего рода меценатство.
Мода к винилу возвращается. Не думали?

С .С: Хочется, конечно.

С. К.: В моем представлении альбом «Русские песни» должен был записываться аналоговым способом.

Ом: Было бы идеально сыграть live на винил. Было бы настолько лампово!
Вы пытаетесь сделать так, чтобы ваш слушатель над чем-то задумался?

Ом: Не прямолинейно, скорее косвенно.

С. К.: Мы не занимаемся чем-то специально.

Эм: И пропагандой тоже.

Ом: Можно сказать, что мы установили для себя высокую планку того, чем мы занимаемся. Если людям нравится форма, эстетика нашего продукта, нашей музыки, то они начинают развиваться.
Вы свое творчество прежде проживаете сами? То есть все строится на прожитых эмоциях, или есть некая часть лицедейства?

Эм: Что касается текстов, то для меня это сложный вопрос. Я в процессе написания проживаю ситуации. Если вопрос в том, является ли это компиляцией или чем-то искусственным, — то и такое случалось. Так как я с текстом очень много работаю, мне он интересен с любой позиции: со смысловой, с фонетической, я как лингвист могу на нем зависать подолгу.
Чем бы вы еще хотели заняться помимо музыки?

Эм: Я хотел бы сняться в кино. Я в любой бы роли сыграл.

С .К.: Было бы интересно поучаствовать в написании саундтреков, к тому же у нас есть наработки.

С. С.: Я бы не хотел никого играть, я вижу себя в качестве продюсера проектов. Искусство продюсера в том, что ты не мешаешь человеку делать хорошо, а помогаешь ему.